Ведущий «Модного приговора» Александр Васильев: «Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день». Ведущий модного приговора александр


Ведущий «Модного приговора» Александр Васильев: Мужчины, отпускайте бороду

Историк моды и коллекционер антикварной одежды Александр Васильев приезжал в Зеленоградск, где у него квартиры в старом довоенном доме. Занимался он домашними делами: контролировал ремонт, встречался с прорабами, которые восстанавливают здание.

За два дня Васильев посетил несколько антикварных магазинов, где искал вещи для интерьеров и пару мастерских, в которых восстанавливают старинную мебель.

«Борода молодит»

- Несколько месяцев назад вы отпустили бороду. Это же не первый раз?

- Людям нравится, хотя есть и противники. Но для рейтинга программы «Модный приговор» это был очень позитивный факт. В молодости я не отращивал бороду. Не было нужды, не было такой моды. Зато у меня были длинные, волнистые волосы. Я носил и хвост. Были разные моды и я им следовал всегда.

Я отпускал бороду лет 10 назад. Потом долго не носил, а сейчас решил снова. Побудило желание измениться, а еще и возрастные изменения овала лица. Я предпочитаю быть с бородкой, чем с двойным подбородком. Честное слово! Я же не хожу к хирургам. У меня не перетянутое лицо и, слава Богу, что оно в моем возрасте сохранилось достаточно моложавым, назову это так. Да, я пользуюсь всеми видами омолаживающей косметики. Естественно! Когда ты сидишь в экране, то хочешь произвести положительное впечатление.

- Экономите время на бритье?

- В каком-то смысле. Но за бородой нужно ухаживать, стричь усики, делать форму. Я теперь хожу к брадобреям.

- Это вообще модно.

- В XIX веке все были с бородой. А в ХХ все побрились, потому что в моде была вечная старость. Сейчас – вечная религия. Борода в моде только из-за подъема исламизма и подъема православия. Все религии мира считают, что мужчины должны быть с бородой.

- Значит, советуете мужчинам отпускать бороду?

- Да. Большинству, особенно склонным к полноте, я советую носить бороду - мужчины моментально будут выглядеть стройнее. Борода скрывает нижнюю челюсть и делает мужчину не старше, как может показаться, а много моложе.

«Ко мне уже водят туристов»

- Как продвигается реставрация вашего дома в Зеленоградске?

- Мы не можем приближаться к этой цели семимильными шагами. Дом разрушали 70 лет, а восстанавливаем мы его только около 10. И каждый раз вскрываются новые проблемы. Сейчас выяснилось, что балки на крыше прогнили, а все стоки закупорены. Технических проблем много. Хочется восстановить все, включая внутренний вид здания. В подъезде лежит оригинальная немецкая плитка, но местами она выбита, и пол просто заложен кирпичами. Нужно перекладывать, приводить в порядок. Предстоит поставить снятые двери. Требуются месяцы работы и немало денег. Я же ни у кого не клянчу, не прошу: «Выделите средства на ремонт дома». Я знаю, что они никогда не выделят. Я предпочитаю делать все своими силами. Жаль, не так часто бываю в Кранце.

В планах покрасить фасад, восстановить крышу, облагородить территорию вокруг дома. Мне говорят: «Ждите ЖЭК». Но у ЖЭКа много других трат. Я могу взять это на себя. Я же не берусь красить все дома в городе. Мне было бы приятно жить в добротно отреставрированном с исторической точки зрения доме.

- Глядишь, и туристы начнут к вам заглядывать.

- Я и так знаю, что туристов, которых привозят в Зеленоградск, водят к дому Васильева и говорят: «Здесь живет историк моды». И слава Богу. Это пример другим. Не могу сказать, что в Калининграде уйма богатых людей, но их достаточно. Даже среди моих знакомых есть немало сильно состоятельных людей. Вот бы они тоже чуть-чуть занялись исторической реставрацией! Дело бы пошло.

- Если бы каждый из них восстановил бы по одному дому…

- Хотя бы по одному. Есть же много людей, которые не любят старину вообще, терпеть не могут старинную мебель, им не нравится старинная посуда, картины. Им нравится фотопечать, им хочется, чтобы посуда и мебель была новая. Чтобы они сами были новые!

- И вечно молодые!

Дом, в котором живет историк моды в Зеленоградске, успел стать достопримечательностью. Фото: Александр КАТЕРУША

Дом, в котором живет историк моды в Зеленоградске, успел стать достопримечательностью.Фото: Александр КАТЕРУША

- За Зеленоградск вы переживаете искренне.

- Да, переживаю. И очень рад, что нам каким-то образом удалось спасти от сноса два десятка домов довоенной постройки, спасти город от разрушения. Это как вздох для меня.

- Надеемся, что они не возьмутся снова и не начнут сносить.

- Думаю, что не будут. Русский народ известен горячими решениями. Страной управляют мужчины. А мужчины известны горячностью. Им приспичило – надо делать. А если это потом – им не интересно. Если бы страной управляли женщины, я бы сказал по-другому. Женщина не забудет. Она и потом вернется к этому вопросу. И будет делать все, чтобы добиться поставленной цели. Мужчины вообще не славятся упорством. Зато славятся импульсом: «Пойдем, все сломаем!» или «Возьмем и все построим!».

Вчера в Калининграде я был в ресторане, который расположен в торговом центре. Ресторан знаменит своими красивыми девушками. И там их было много! Отмечали дни рождения и преддверия свадеб. В Европе есть такой обычай – девичники, когда девушки последний вечер до свадьбы гуляют. В Калининграде это приняли. В субботу – свадьба, а в пятницу девушки веселятся все вместе, счастливые и довольные. Я видел мужчин, которые сидели за другими столиками, которые не были связаны никак с этими девушками. Мужчины, глядя на них, загорались, подходили. Но было понятно – что если не вышло сразу, он уже к ней не возвратится. Это импульс. Ему сейчас охота, а позже – уже нет. Так и с Зеленоградском. Была охота, да пропала. Да и потом им это надо было сделать к чемпионату мира по футболу. Сейчас уже вряд ли будут затевать новые стройки. Смотрите, как впопыхах отделывают главную улицу в Калининграде! Надстраивают хрущевки, делают мансарды. Потому что выделены средства и есть определенная дата, работа кипит. Это неплохо смотрится, это привлекательный вариант для города и мне очень нравится. В то же время я проехал мимо кёнигсбергской Кройц-аптеки, от которой уже почти ничего не осталось. За ней на старой улочке сносят внушительных размеров дом. Это не от большого ума. В городе, где делают так много декораций в очевидном прусском стиле, нужно сохранять и реставрировать подлинные исторические здания. Но реставрация дома дороже и хлопотнее, чем надстройка хрущевки и облицовка балконов.

С иконами стиля беда

- Давайте о политике. Ксюша Собчак заявила о планах выдвинуть свою кандидатуру на президентские выборы 2018 года. Что думаете?

- Это отвлекающий маневр. Уверен, это сделано только для того, чтобы электорат сказал: «Ну, слушайте, там все кандидатки какие-то неприличные». Если бы Ксюша была бы одна, она, может быть, набрала бы небольшой процент. Но так как туда пришла и Катя Гордон, тоже блондинка, тоже из телевизора и тоже девушка вольных нравов… Я с ней лично не знаком, не слежу за ней. Но я читал ее суждения. Главная проблема, которую она поднимает – матери-одиночки. Это важная социальная проблема. Многие рожают от прохожих. То есть это случайные, бесперспективные связи. Я сужу по «Модному приговору» - женщины дико осуждают своего бывшего: «Такая скотина, он ушел к другой, и не платит алименты». Но при этом у них прекрасный ребенок, который, конечно же, «лучше всех». Как они не понимают, что существует такое понятие как гены. Или они не верят в генетику? Если от скотины, как они уверяют, рождается ребенок, то каким он будет? Мой призыв – не рожайте от случайных людей. Узнайте, какого рода и племени ваш избранник. А не судите только по тому, что он был когда-то хороший или он такой виртуоз в кровати.

- И все-таки то, что эти блондинки завили о себе во власти, это уже интересно. Такого ведь никогда не было.

- Россия – это страна с женским лицом. Уверен, что в один прекрасный момент женщины в России эмансипируются. Это будет не сейчас, а лет через 25. Женщины прозреют и поймут, что они тянут основную работу. Когда они осознают, какое их количество и что они реально делают для страны, они придут к власти. И у нас будет не четыре губернатора-женщины, как сейчас, а намного больше.

- Если женщина станет в России президентом, что будет?

- Мы не будем вести военных действий. Женщина своим присутствием в политике решает одной встречей то, что мужчины не могут решить пятью годами переговоров. Может быть, в России меньше бы воровали - женщины более рачительные, хозяйственные. Они выступают за чистоту, порядок, справедливость. Я верю в женщин-политиков. Везде, где женщина – мэр города или губернатор, воруют меньше.

- Как это могло бы отразиться на модной жизни?

- Может быть, появилась бы у нас икона стиля. В России с иконами стилями женского пола, да и мужского тоже, беда. Раиса Максимовна Горбачева очень следила за модой и выглядела по сравнению со всеми другими много лучше. Просто это все длилось недолго.

Про борцов с германизацией

- В России отметили 100-летие революции. Чего страна добилась?

- Я считаю, что 100-летие революции у нас не отмечают вообще. А должны! Для такой грандиозной даты, которая поменяла рисунок страны и всего мира, мы праздника не устраиваем. Потому что, как я понял, страна итога не подвела. Прошло 100 лет, и мы не знаем, как охарактеризовать революцию: как добро или как зло. Мы не знаем, партия большевиков вела Россию по верному курсу или она вела ее по ложному курсу. Сто лет прошло - а нам не хватило времени для анализа. Это тревожный фактор. Анализировать было когда...

Есть мнение, оно не мое, а заимствованное, что сегодня население России делится на две категории. Это потомки жертв и потомки палачей. И они не могут договориться. Они за террор и суровую руку? В стране есть возрастная, но до сих пор мощная группировка сталинитов. И я их вижу. А сколько цветов они приносят на могилу Сталина, какие очереди там! И есть мощная группировка тех, кто ездит с паломничеством на Соловки или к памятникам жертв революции и сталинского террора.

Проблема не решена. Но в этом смысле Калининград – не лакмусовая бумажка. Он вошел в состав СССР позднее всех. Еще живы первые переселенцы, которые приехали в Кёнигсберг и другие города Восточной Пруссии. Они приехали со своим опытом в совершенно другие географические и экономические парадигмы.

- Сейчас появляются борцы с германизацией, которая, по их мнению, неимоверно опасна и ее надо гнать.

- От местного населения в магазине, в такси, на улице я слышу: «Живем в Кёниге», а не в «Калике». Это, видимо, уместно и органично. Уверен, что германизация здесь очень сильна и не уверен, что это плохо. Магазины с европейской одеждой, названия ресторанов, количество «Мерседесов» - это что, вообще? Они против этой германизации? Пускай ездят на «Жигулях», стирают не с порошком «Персил», а только с «Лаской» и пиво – только отечественное. В Москве «Америкосы нам надоели» говорит мне мужчина в джинсах и в футболке. Не носи тогда американскую одежду, а носи косоворотку, портки и сапоги. Это двойные стандарты. Нам очень хочется жить по-европейски, нам хотелось бы безвизовый въезд, если можно, самолеты Берлин-Калининград, железнодорожное сообщение.

Обвинения в германизации Калининграда недальновидны. Есть такая вещь, как глобализация. У нас есть хоть одна марка отечественного компьютера? Хоть кто-нибудь, кто против германизации, пользуется отечественным мобильным телефоном? Пусть ответят. Если держишься национального курса – это очень правильно и хорошо, но ты должен быть стойким во всех отношениях. Никаких французских духов и немецких колбасок!

www.ural.kp.ru

«Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день»

Историк моды Александр Васильев активно колесит по стране – читает лекции. Недавно был в Новосибирске, где с ним встретились журналисты «Комсомольской правды».

- Я не так давно выступал в Уренгое, было -35 градусов, - начал разговор маэстро. - В этот день под Якутском мне сообщили было -71, и я решил в Якутск пока не ехать.

КП:

- Скажите, чем московская мода отличается от провинциальной?

Васильев:

- Сегодня глобализация - во всех городах одеваются одинаково. То, что раньше считался стиль Перми, стиль Челябинска, больше не существует. Потому что, сегодня, даже в Москве живут сплошь провинциалы. Это разбогатевшие выскочки, провиню, которые просто окопались в Москве, но, в них нет ничего московского. Ни говора, особенного произношения, ни стиля одежды. Все одеваются одинаково.

КП:

- Как давно вы ездили в метро?

Васильев:

- Недавно в Москве спускался в метро, потому что, там про меня снимали документальный фильм. Давно не спускался, а в Париже все время езжу на метро. В принципе, в Москве, только потому, что всеобщая узнаваемость, я не спускаюсь. Хотя, по пробкам лучше ездить на метро, чем на машине. Особенно в Москве, где все стоит по полтора часа, не двигается ни туда, ни сюда. У меня были случаи, когда я опаздывал на какую-нибудь важную съемку, я спускался в метро. Но, действительно, женщины начинают отрывать пуговицы и так далее, это не кокетство, им хочется. Сейчас абсолютно у всех мобильные телефоны с фотоаппаратом, поэтому все считают нужным на мобильничек прижаться. Это затрудняет движение - нельзя отказать. Если ей откажешь, она в фейсбуке напишет: «Какой он противный, я к нему всем сердцем, а он говорит, что спешит, и у него нет три минуты на меня». Я так часто с этим сталкивался в прошлом, что теперь никогда не отказываю. Легче сфотографироваться, чем потом читать всевозможные порицания: «Вообще, он мне так особо не понравился вблизи, другое дело издали». Или наоборот: «Вблизи он мне так понравился» и так далее.

КП:

- Какие тенденции наметились сейчас в современной моде? И вообще, кто их определяет?

Васильев:

- Тренды и тенденции приходят к нам от дизайнеров моды. Каждый дизайнер, а их очень много, думает о своем. Но, каждый дизайнер наш современник, вот о чем не надо забывать. Поэтому, все, что происходит в обществе, от отречения Римского Папы и выбора другого, от войны в Сирии, до надвигающейся атомной войны в Северной и Южной Кореи, которая может начаться с минуты на минуту – мы каждый это все понимаем. От кризиса в Европе финансового, до успеха финансового по продаже нефти в России – все это отражается на моде. Потому что, модельеры все смотрят телевизор, читают интернет, они такие же люди. Но, в России неверное отношение вообще к знаменитостям. Мы ставим такую разделительную черту, думаем, что они небожители. Мы считаем, что они там, это все начинается с Правительства. Мы как-то его видим там, мы никогда его не видим вровень с собой. Они где-то там – у нас православие. У нас отношение очень православное ко всем. Там есть «Троица Святая», апостолы, а потом мы где-то такие маленькие. Так же мы относимся к моде. Считаем, что там, где-то в небесах летает Карл Лагерфельд, и, вместе с Альбером Альбазом, Жан Полем Готье – рулит современной модой. А мы должны на рынке потом что-то покупать. Они такие же люди, у них также приходит счет за газ, за свет, за телефон. Они кушают 3 раза в день, ходят в туалет – это надо всегда помнить. Моются, чистят зубы, у них рвутся носки – все тоже самое. Просто у них профессия другая, они занимаются креативной профессией. Профессия другая и мера таланта другая – нужен талант, не только профессионализм. Они рождают тенденции, которые всегда должны отражать современность, тогда она нравится публике. Это как бы подмигивание публике. «Ага, хотите про кризис?» Сейчас тенденция, например, стиль гранж, который у нас в России не примут. Это рваная одежда, то, что сейчас в моде – рваная одежда, одежда в катышках, одежда безразмерная. Ботинки с трещинами, со стертыми каблуками, рваные колготки. У нас не готовы, потому что, так ходили 70 лет. И, сейчас за свои собственные деньги – муж не поймет за «рванинку» столько отдать. А мода такая, так в 90-е годы - вернулся стиль гранж. Черное, серое, очень потертое сейчас в моде - разрушительная сила моды. Поэтому, конечно, не все готовы это воспринять.

Готье сделал последнюю коллекцию, посвященную только Индии. Я всегда говорил – Восток победит Запад. Запад исчерпал себя, потому что мы уже повторили все моды за все годы, а фольклор наш убит. Поэтому, женщины в сари, с кольцом в носу и со всеми украшениями почему-то получают все аплодисменты. Съездил он в Индию, увидел, увлекся и сказал: «Вот оно – я делаю». Он делает, а мы кушаем. Но, это не значит, что будут все так одеваться, кому-то это будет по душе. Почему так много марок? Кто-то пойдет в «Кензо», а кто-то скажет, нет, это не мое, мне в «Макс Мару», пожалуйста. Потому что, каждый пиарит и пропагандирует свою тенденцию – нужны продажи. Поэтому один говорит, все у нас должно быть классическое, другой говорит, нет – все должно быть разрушительное. Третий скажет – все должно быть фольклорное. Победит общественное мнение продаж, а это уже зависит от вас. Каждый дизайнер действует наобум, он не уверен в точности, что то, что он предлагает, будет точно по сердцу клиенту. Он надеется, потому что у него есть чутье, есть финансовые советчики. У него есть пиар компании, они изучают спросы, и они думают. И, все равно, в результате, когда вы приходите в магазин, лучше всего продаются базовые вещи: черные брюки, черные юбки, черные платья, жакеты и так далее. Притом, что специализация этого бренда совсем другая, но, все они делают базу, которая стопроцентна. Черную водолазку купят все, а ту, которая вышита перьями райской птицы – не каждый. Поэтому, база всегда продается, а все что креативно, надо еще подумать. Все зависит еще от финансов. Сейчас в Европе такой финансовый кризис – вы даже не можете себе представить. Вы живете очень оторвано от мира, и до вас эхом доходит. Во Франции несколько дней назад запретили к обращению 500 и 200 евро – как слишком большие банкноты. Это о чем говорит? Франция нам кажется богатой страной – оказалась бедная. Нельзя расплатиться в магазине – запрещено принимать 500 евро. Представляете?! А у нас только такие и есть.

Раньше в Царской России считалось, если мужчина в кафе, в шапке – он татарин, и им прощалось. А сегодня, Азия имеет такое большое влияние на эстетику, на психологию людей, и мусульманство, ислам это такая религия, которая так сильно теснит христианство, как класс. Раньше об этом не было даже речи, а сегодня она теснит. Вы видите, что случилось с Папой Римским? Кто вообще мог подумать, что можно подать в отставку. Ведь, это далеко не только по состоянию здоровья, это давление извне. Но, и как результат – это результат скандалов. Скандалов сексуальных, потому что католическая церковь, в отличии от православной не разрешает священникам вступать в брак. Но они же находят способ, они же люди. Этот способ часто бывает не тот, о чем вы подумали. Дальше, это скандал с его детством. Он был в «Гитлерюгенд», гитлеровской молодежной организации, типа нашего Комсомола. Разницы никакой. Только у нас за это не сажают, за комсомол, газета даже называется «Комсомольская правда» - это никого не пугает. А там это считается очень плохо. Но, и другие финансовые скандалы, связанные с банковской детальностью Ватикана, плюс здоровье, которое пошатнулось. Надо об этом думать, это тоже влияет на атмосферу.

КП:

- Скажите, как Вы относитесь к возникшей в последнее время моде – ходить в прозрачной одежде?

Васильев:

- Раньше никто летом в трусах по улице не ходил, еще семь лет назад. Сегодня девушки ходят по улице в трусах летом. У вас, в Новосибирске девушки тоже так ходят, и это считается прилично – идет она в белых трусах и на каблуках. Это считается – очень даже хорошо.

КП:

- На «Модном приговоре» вы очень активно и эмоционально выступаете, словно актер. Откуда это в вас?

Васильев:

- Я из семьи театральной. Моя мама была актриса, мой дядя был режиссер, мой кузен был киноактером - это очень связано. Моя бабушка была дореволюционной актрисой любительницей. Это, конечно, в крови. Мой отец был знаменитым театральным художником, поэтому я рос всегда в этой атмосфере театра. Не скрою, я даже пытался поступать на актерский. Но, моя мама меня отговорила. Она сначала хотела отдать меня маленьким мальчиком в большой балет, и ее отговорили, сказали, что у меня нет таких природных данных, чтоб стать выдающимся, хотя этого никто не знает в детстве. А стоять всю жизнь в кордебалете с фонарем сзади не так интересно. На актерском такая же история: мама сказала, что ей может быть стыдно, если я не стану выдающимся актером. Все были амбициозны в семье. Но, так как я работаю много лет на телевидении, 45 лет – это очень много. Это такая школа актерского мастерства, я же работаю и с актерами, и с певцами – они учатся от меня, я учусь от них. И, конечно, я научился владеть аудиторией. Я думаю так, как многие и не смогут актеры. Когда к вам на гастроли приезжает театр, чтоб собрать зал, даже в 450 человек, надо много актеров, плюс музыка, декорации, спецэффекты, плюс костюмы. Я в одном костюмчике без всякой декорации, правду скажу – держу зал в каждом городе с маленьким перерывом, а иногда и без. Это тоже выкладывание, но, я получаю от зала очень многое. Я вхожу в раж, получаю огромное удовольствие от реакции зала, от улыбок, от аплодисментов. От смеха даже, потому что, без этого нельзя, о чем бы вы ни рассказывали, для того чтобы людей как бы пробудить к реакции. Когда я вижу унылые лица, такие тоже бывают, я как раз прихожу на их сторону, и пытаюсь их тоже каким-то образом расшевелить.

КП:

- Чего больше в ваших выступлениях – полезных знаний или шоу?

Васильев:

- Вижу ли я себя шоуменом и просветителем? И тем и тем. Для кого-то это шоу, для кого-то просвещение. Ведь все люди приходят за разным, с разным образованием, и с самыми разными потребностями. Это немного как телевидение. Вы ждете на телевидении научный синтез, который рассказывает нам о последних физических достижениях в области астрономии – все переключают. Для этого есть закрытые научные лекции. От публичной лекции мы этого требовать не можем. Она должна носить элемент шоу и развлечения.

КП:

- Скажите, а почему мы видим на ТВ мужчин-стилистов, но не видим женщин-стилистов?

Васильев:

- Стилисты тоже женщины, никто не может понять, потому что мы их не показываем. Это всегда загадочно – стилисты. Они такие же женщины, только женщины обученные, прошедшие курсы часто со мной. Там 7 моих бывших студенток работают, прошедших со мной образование. А есть, которые не прошли. Часто женщины в такой профессии, когда им надо было выживать, и они, никогда ни о каком стиле не думали. Потом они жили в такой местности, где им никто не мог подсказать, что можно что-то исправить.

КП:

- Сколько денег дают участницам и стилистам на подбор гардероба в «модном приговоре»?

Васильев:

- Я не имею право разглашать цены. Стилистам и женщинам в свободном выборе шопинге, выдается одна и та же сумма денег. Многие, приходя в магазин, повторяют свой собственный гардероб, и первое стремление женщины – купить приблизительно тоже, в чем она ходит, но, новое. То есть, она всегда в черном, ей говорят, поменять цвет, а она сразу в черный отдел. Она привыкла к этому, она всегда в брюках – сразу за джинсами бежит. Чего ради? То есть, «привычка свыше нам дана замена счастью она» (А.С. Пушкин). Привычка – великая вещь. Это, действительно, форма счастья. Поэтому, я всем советую: кушать тоже самое по утру, ложиться спать в определенное время. Жить с одним и тем же человеком, встречаться с теми же самыми людьми, звонить тем же самым. Это очень важно. Когда у вас есть какой-то определенный ритм, какие-то особенные привычки – это полное счастье. И, совсем несчастье, когда вам надо все время менять место отдыха, когда надо менять друзей, менять место работы и т.д. Это точно путь к несчастью. Чем дольше вы задержитесь на одном месте, тем счастливее вы будите, на мой взгляд. Я считаю, что счастье в постоянстве. Поэтому, заведите себе кошку, собаку – это счастье. Потому что, надо регулярно кормить, регулярно гулять, и у вас вырабатывается такое, что ваш организм требует. В магазине тоже самое получается. Ей кажется, что она будет счастливой, если она пойдет за тем же, но ей предлагают изменить. Поэтому, многие женщины не довольны выбором стилистов: «Это совершенно не я. Я всегда в розовом, а тут, почему-то в голубом». А допустить, что у нее голубые глаза и розовое ей совершено не подойдет, а голубое ей абсолютно подходит. Большинство женщин России даже не знают, к какому цвето типу они относятся. Они даже не знают, что красное голубогазым и блондинкам вообще нельзя носить, а брюнеткам можно. Они говорят: «А я люблю». Как ей объяснить, что у нее нет вкуса? Надо сначала разобраться, что мне идет по цвету, потом составлять гардероб. И, тогда вы будите всегда элегантная и счастливая. Все будут обращать только на вашу внешность, а не на фигуру, мы же не можем жить только сексом. Если вы обращаете внимание только на фигуру, значит, вы стремитесь только к сексу. А если вы стремитесь к чувствам, надо обратить внимание на лицо, а не на попу. Понимаете разницу?!

КП:

- Как и где одеваются модные люди?

Васильев:

- Во многих городах те же магазины: «Ашан», «Зара», «Макс Мара», «Кензо», «Етро». Угги везде продаются, китайские «дутики» - везде, турецкий трикотаж – везде. Глобализация выражается в том, что ассортимент перестал быть индивидуальным. Если нет тех, кто идет из личностей, я не говорю про бомжей, они оригинально одеваются, публичных личностей, которые идут на перекор стихии и оденется так, что вы скажите: «У нас есть Марь Ивана телеведущая, она всегда в лиловой шляпе, или фиолетовой вуалетке. Мы ее всегда знаем, потому, что у нее такой зонтик и такая такса. Еще у нас есть Петр Петрович, такой оригинал – всегда в цилиндре ходит в любую погоду, и у него бобровый воротник». Рината Литвинова, Эвелина Хромченко, Надежда Бабкина – это иконы стиля. Была Гурченко, но, она умерла. Была Плисецкая, еще жива, но, уже в этом списке нет.

КП:

- Кого можно назвать стильным мужчиной среди россиян?

Васильев:

- Иван Ургант: рост, вес, костюм, бабочки, пятидневная щетина, жесты, стилизация. Галкин, очень всегда хорошо одевается. Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день. Все живут в ритме – плохонький, да свой. И, они предпочитают его холить и лелеять, но, не переодевать. Потому что, как только он переоденется, на него будут сразу брошены дурные взгляды сотен тысяч озабоченных женщин, неблагоустроенных, а таких, в основном у нас и встречаешь. Женщины просто не подают в суд на своих мужчин, а мужчины все время на своих женщин, потому что, они полигамны ищут адюльтеры, и им нужен повод для того, чтоб уйти из дому. Например: «Дело в том, что Зина моя плохо одета. Так бы никогда ей не изменял. А вот Лариса – это другое дело: мини, гипюры, люрексы».

КП:

- Что для европейцев «русский фильм»?

Васильев:

- В начале декабря прошлого года я гастролировал неделю по большим городам Германии с моно спектаклем «Секс и мода». Я был в Берлине, в Гамбурге, в Ганновере, во Франкфурте и Дюссельдорфе. Везде собирал залы от 300 до тысячи человек. Это, были, конечно, беженцы из России. Иногда немцы, иногда евреи, русские, украинцы и прибалты. Дамы приходили очень разодетые и покупали очень дорогие билеты. Это уже не первая гастроль, а третья моя гастроль, до этого я гастролировал с «Загадкой Коко Шанель». Главные 2 направления русского стиля, который на Западе очень используют: «Анна Каренина» и «Доктор Живаго», они так и называются. Это зимние стили. «Доктор Живаго» - это большие папахи, каракульча, темные вещи. Стиль немножко гражданская война – русское милитари. «Анна Каренина» - это соболь, жемчуг, бриллианты, кружево. Роскошь петербургского двора. Причем, у нас в стране оба эти тренда не эксплуатируются, потому, что мы не додумались. Мы даже не эксплуатируем Чайковского, который во всем мире просто хит каждого декабря. Мы не тем гордимся, на мой взгляд.

КП:

- Когда покупаешь одежду, на какие бренды стоит обращать внимание?

Васильев:

- Бренд вовсе не определяет качество товара. Бренд – это просто этикетка, которая просто пришита либо спереди, либо сзади. Но, не надо думать, что это всегда 100 процентная гарантия – не всегда. Есть с непререкаемый репутацией, например, «Хермес», который очень заботится о качестве, но, и цена у них, конечно, немножко запредельная.

КП:

- Почему на мировых подиумах не российские дизайнеры не выступают законодателями мод?

Васильев:

- В России очень много дизайнеров. Только на неделе российской и московской моды больше ста участников. То есть, самих дизайнеров много, и они не плохие. Но, пока у них нет никакой возможности на мировой рынок, потому что, к России негативное отношение. Чтобы полюбили моду, должны полюбить эстетику страны. А эстетика страны, это ее питание, это ее речь, это ее культура общения с людьми. Это ее архитектура, это ее интерьер, это ее дизайн. У нас даже дизайна нет в стране. Как выяснилось – дизайнеров нету. У нас есть декораторы, которые могут из других чужих предметов мебели создать интерьер. У нас в России даже нет дизайнеров мебели. Есть те, которые могут скопировать иностранную, а вот создать концепцию нет. Или, например, кто могут придумать очки дизайнерские. Такая простая вещь, у нас ведь только итальянская оправа. Мы не можем. Но, умеем купить хорошо. У нас очень хорошие продажи. Все западные бренды у нас очень хорошо продаются. Это на мой взгляд. Хотя в России, есть очень способные дизайнеры. Сегодня продажи номер один – это Кирилл Гасилин. Дизайнер, который получает самые большие обороты от массового предопарте российского, но, тоже производство в Китае, иначе бы не выжил.

КП:

- Но почему мы шьем-то в Китае?

Васильев:

- Потому что в России разучились шить. А если шьют, то, за такие деньги, что получается невыгодно, нерентабельно. У нас же сразу хотят, платите 300 тысяч, пожалуйста, и тогда нельзя продать.

КП:

- И последний вопрос - что такое стиль?

Васильев:

- Секрет стиля в эстетической концепции видения окружающего мира, возможности отсекать лишнее. И, только тот человек, который умеет не добавить, а снять, не надеть что-то лишнее, ограничить себя. Я думаю, что чувство стиля, это возможность самоограничения человека.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

www.vladimir.kp.ru

Ведущий «Модного приговора» Александр Васильев: Мужчины, отпускайте бороду

Историк моды и коллекционер антикварной одежды Александр Васильев приезжал в Зеленоградск, где у него квартиры в старом довоенном доме. Занимался он домашними делами: контролировал ремонт, встречался с прорабами, которые восстанавливают здание.

За два дня Васильев посетил несколько антикварных магазинов, где искал вещи для интерьеров и пару мастерских, в которых восстанавливают старинную мебель.

«Борода молодит»

- Несколько месяцев назад вы отпустили бороду. Это же не первый раз?

- Людям нравится, хотя есть и противники. Но для рейтинга программы «Модный приговор» это был очень позитивный факт. В молодости я не отращивал бороду. Не было нужды, не было такой моды. Зато у меня были длинные, волнистые волосы. Я носил и хвост. Были разные моды и я им следовал всегда.

Я отпускал бороду лет 10 назад. Потом долго не носил, а сейчас решил снова. Побудило желание измениться, а еще и возрастные изменения овала лица. Я предпочитаю быть с бородкой, чем с двойным подбородком. Честное слово! Я же не хожу к хирургам. У меня не перетянутое лицо и, слава Богу, что оно в моем возрасте сохранилось достаточно моложавым, назову это так. Да, я пользуюсь всеми видами омолаживающей косметики. Естественно! Когда ты сидишь в экране, то хочешь произвести положительное впечатление.

- Экономите время на бритье?

- В каком-то смысле. Но за бородой нужно ухаживать, стричь усики, делать форму. Я теперь хожу к брадобреям.

- Это вообще модно.

- В XIX веке все были с бородой. А в ХХ все побрились, потому что в моде была вечная старость. Сейчас – вечная религия. Борода в моде только из-за подъема исламизма и подъема православия. Все религии мира считают, что мужчины должны быть с бородой.

- Значит, советуете мужчинам отпускать бороду?

- Да. Большинству, особенно склонным к полноте, я советую носить бороду - мужчины моментально будут выглядеть стройнее. Борода скрывает нижнюю челюсть и делает мужчину не старше, как может показаться, а много моложе.

«Ко мне уже водят туристов»

- Как продвигается реставрация вашего дома в Зеленоградске?

- Мы не можем приближаться к этой цели семимильными шагами. Дом разрушали 70 лет, а восстанавливаем мы его только около 10. И каждый раз вскрываются новые проблемы. Сейчас выяснилось, что балки на крыше прогнили, а все стоки закупорены. Технических проблем много. Хочется восстановить все, включая внутренний вид здания. В подъезде лежит оригинальная немецкая плитка, но местами она выбита, и пол просто заложен кирпичами. Нужно перекладывать, приводить в порядок. Предстоит поставить снятые двери. Требуются месяцы работы и немало денег. Я же ни у кого не клянчу, не прошу: «Выделите средства на ремонт дома». Я знаю, что они никогда не выделят. Я предпочитаю делать все своими силами. Жаль, не так часто бываю в Кранце.

В планах покрасить фасад, восстановить крышу, облагородить территорию вокруг дома. Мне говорят: «Ждите ЖЭК». Но у ЖЭКа много других трат. Я могу взять это на себя. Я же не берусь красить все дома в городе. Мне было бы приятно жить в добротно отреставрированном с исторической точки зрения доме.

- Глядишь, и туристы начнут к вам заглядывать.

- Я и так знаю, что туристов, которых привозят в Зеленоградск, водят к дому Васильева и говорят: «Здесь живет историк моды». И слава Богу. Это пример другим. Не могу сказать, что в Калининграде уйма богатых людей, но их достаточно. Даже среди моих знакомых есть немало сильно состоятельных людей. Вот бы они тоже чуть-чуть занялись исторической реставрацией! Дело бы пошло.

- Если бы каждый из них восстановил бы по одному дому…

- Хотя бы по одному. Есть же много людей, которые не любят старину вообще, терпеть не могут старинную мебель, им не нравится старинная посуда, картины. Им нравится фотопечать, им хочется, чтобы посуда и мебель была новая. Чтобы они сами были новые!

- И вечно молодые!

Дом, в котором живет историк моды в Зеленоградске, успел стать достопримечательностью. Фото: Александр КАТЕРУША

Дом, в котором живет историк моды в Зеленоградске, успел стать достопримечательностью.Фото: Александр КАТЕРУША

- За Зеленоградск вы переживаете искренне.

- Да, переживаю. И очень рад, что нам каким-то образом удалось спасти от сноса два десятка домов довоенной постройки, спасти город от разрушения. Это как вздох для меня.

- Надеемся, что они не возьмутся снова и не начнут сносить.

- Думаю, что не будут. Русский народ известен горячими решениями. Страной управляют мужчины. А мужчины известны горячностью. Им приспичило – надо делать. А если это потом – им не интересно. Если бы страной управляли женщины, я бы сказал по-другому. Женщина не забудет. Она и потом вернется к этому вопросу. И будет делать все, чтобы добиться поставленной цели. Мужчины вообще не славятся упорством. Зато славятся импульсом: «Пойдем, все сломаем!» или «Возьмем и все построим!».

Вчера в Калининграде я был в ресторане, который расположен в торговом центре. Ресторан знаменит своими красивыми девушками. И там их было много! Отмечали дни рождения и преддверия свадеб. В Европе есть такой обычай – девичники, когда девушки последний вечер до свадьбы гуляют. В Калининграде это приняли. В субботу – свадьба, а в пятницу девушки веселятся все вместе, счастливые и довольные. Я видел мужчин, которые сидели за другими столиками, которые не были связаны никак с этими девушками. Мужчины, глядя на них, загорались, подходили. Но было понятно – что если не вышло сразу, он уже к ней не возвратится. Это импульс. Ему сейчас охота, а позже – уже нет. Так и с Зеленоградском. Была охота, да пропала. Да и потом им это надо было сделать к чемпионату мира по футболу. Сейчас уже вряд ли будут затевать новые стройки. Смотрите, как впопыхах отделывают главную улицу в Калининграде! Надстраивают хрущевки, делают мансарды. Потому что выделены средства и есть определенная дата, работа кипит. Это неплохо смотрится, это привлекательный вариант для города и мне очень нравится. В то же время я проехал мимо кёнигсбергской Кройц-аптеки, от которой уже почти ничего не осталось. За ней на старой улочке сносят внушительных размеров дом. Это не от большого ума. В городе, где делают так много декораций в очевидном прусском стиле, нужно сохранять и реставрировать подлинные исторические здания. Но реставрация дома дороже и хлопотнее, чем надстройка хрущевки и облицовка балконов.

С иконами стиля беда

- Давайте о политике. Ксюша Собчак заявила о планах выдвинуть свою кандидатуру на президентские выборы 2018 года. Что думаете?

- Это отвлекающий маневр. Уверен, это сделано только для того, чтобы электорат сказал: «Ну, слушайте, там все кандидатки какие-то неприличные». Если бы Ксюша была бы одна, она, может быть, набрала бы небольшой процент. Но так как туда пришла и Катя Гордон, тоже блондинка, тоже из телевизора и тоже девушка вольных нравов… Я с ней лично не знаком, не слежу за ней. Но я читал ее суждения. Главная проблема, которую она поднимает – матери-одиночки. Это важная социальная проблема. Многие рожают от прохожих. То есть это случайные, бесперспективные связи. Я сужу по «Модному приговору» - женщины дико осуждают своего бывшего: «Такая скотина, он ушел к другой, и не платит алименты». Но при этом у них прекрасный ребенок, который, конечно же, «лучше всех». Как они не понимают, что существует такое понятие как гены. Или они не верят в генетику? Если от скотины, как они уверяют, рождается ребенок, то каким он будет? Мой призыв – не рожайте от случайных людей. Узнайте, какого рода и племени ваш избранник. А не судите только по тому, что он был когда-то хороший или он такой виртуоз в кровати.

- И все-таки то, что эти блондинки завили о себе во власти, это уже интересно. Такого ведь никогда не было.

- Россия – это страна с женским лицом. Уверен, что в один прекрасный момент женщины в России эмансипируются. Это будет не сейчас, а лет через 25. Женщины прозреют и поймут, что они тянут основную работу. Когда они осознают, какое их количество и что они реально делают для страны, они придут к власти. И у нас будет не четыре губернатора-женщины, как сейчас, а намного больше.

- Если женщина станет в России президентом, что будет?

- Мы не будем вести военных действий. Женщина своим присутствием в политике решает одной встречей то, что мужчины не могут решить пятью годами переговоров. Может быть, в России меньше бы воровали - женщины более рачительные, хозяйственные. Они выступают за чистоту, порядок, справедливость. Я верю в женщин-политиков. Везде, где женщина – мэр города или губернатор, воруют меньше.

- Как это могло бы отразиться на модной жизни?

- Может быть, появилась бы у нас икона стиля. В России с иконами стилями женского пола, да и мужского тоже, беда. Раиса Максимовна Горбачева очень следила за модой и выглядела по сравнению со всеми другими много лучше. Просто это все длилось недолго.

Про борцов с германизацией

- В России отметили 100-летие революции. Чего страна добилась?

- Я считаю, что 100-летие революции у нас не отмечают вообще. А должны! Для такой грандиозной даты, которая поменяла рисунок страны и всего мира, мы праздника не устраиваем. Потому что, как я понял, страна итога не подвела. Прошло 100 лет, и мы не знаем, как охарактеризовать революцию: как добро или как зло. Мы не знаем, партия большевиков вела Россию по верному курсу или она вела ее по ложному курсу. Сто лет прошло - а нам не хватило времени для анализа. Это тревожный фактор. Анализировать было когда...

Есть мнение, оно не мое, а заимствованное, что сегодня население России делится на две категории. Это потомки жертв и потомки палачей. И они не могут договориться. Они за террор и суровую руку? В стране есть возрастная, но до сих пор мощная группировка сталинитов. И я их вижу. А сколько цветов они приносят на могилу Сталина, какие очереди там! И есть мощная группировка тех, кто ездит с паломничеством на Соловки или к памятникам жертв революции и сталинского террора.

Проблема не решена. Но в этом смысле Калининград – не лакмусовая бумажка. Он вошел в состав СССР позднее всех. Еще живы первые переселенцы, которые приехали в Кёнигсберг и другие города Восточной Пруссии. Они приехали со своим опытом в совершенно другие географические и экономические парадигмы.

- Сейчас появляются борцы с германизацией, которая, по их мнению, неимоверно опасна и ее надо гнать.

- От местного населения в магазине, в такси, на улице я слышу: «Живем в Кёниге», а не в «Калике». Это, видимо, уместно и органично. Уверен, что германизация здесь очень сильна и не уверен, что это плохо. Магазины с европейской одеждой, названия ресторанов, количество «Мерседесов» - это что, вообще? Они против этой германизации? Пускай ездят на «Жигулях», стирают не с порошком «Персил», а только с «Лаской» и пиво – только отечественное. В Москве «Америкосы нам надоели» говорит мне мужчина в джинсах и в футболке. Не носи тогда американскую одежду, а носи косоворотку, портки и сапоги. Это двойные стандарты. Нам очень хочется жить по-европейски, нам хотелось бы безвизовый въезд, если можно, самолеты Берлин-Калининград, железнодорожное сообщение.

Обвинения в германизации Калининграда недальновидны. Есть такая вещь, как глобализация. У нас есть хоть одна марка отечественного компьютера? Хоть кто-нибудь, кто против германизации, пользуется отечественным мобильным телефоном? Пусть ответят. Если держишься национального курса – это очень правильно и хорошо, но ты должен быть стойким во всех отношениях. Никаких французских духов и немецких колбасок!

www.kompravda.eu

«Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день»

Историк моды Александр Васильев активно колесит по стране – читает лекции. Недавно был в Новосибирске, где с ним встретились журналисты «Комсомольской правды».

- Я не так давно выступал в Уренгое, было -35 градусов, - начал разговор маэстро. - В этот день под Якутском мне сообщили было -71, и я решил в Якутск пока не ехать.

КП:

- Скажите, чем московская мода отличается от провинциальной?

Васильев:

- Сегодня глобализация - во всех городах одеваются одинаково. То, что раньше считался стиль Перми, стиль Челябинска, больше не существует. Потому что, сегодня, даже в Москве живут сплошь провинциалы. Это разбогатевшие выскочки, провиню, которые просто окопались в Москве, но, в них нет ничего московского. Ни говора, особенного произношения, ни стиля одежды. Все одеваются одинаково.

КП:

- Как давно вы ездили в метро?

Васильев:

- Недавно в Москве спускался в метро, потому что, там про меня снимали документальный фильм. Давно не спускался, а в Париже все время езжу на метро. В принципе, в Москве, только потому, что всеобщая узнаваемость, я не спускаюсь. Хотя, по пробкам лучше ездить на метро, чем на машине. Особенно в Москве, где все стоит по полтора часа, не двигается ни туда, ни сюда. У меня были случаи, когда я опаздывал на какую-нибудь важную съемку, я спускался в метро. Но, действительно, женщины начинают отрывать пуговицы и так далее, это не кокетство, им хочется. Сейчас абсолютно у всех мобильные телефоны с фотоаппаратом, поэтому все считают нужным на мобильничек прижаться. Это затрудняет движение - нельзя отказать. Если ей откажешь, она в фейсбуке напишет: «Какой он противный, я к нему всем сердцем, а он говорит, что спешит, и у него нет три минуты на меня». Я так часто с этим сталкивался в прошлом, что теперь никогда не отказываю. Легче сфотографироваться, чем потом читать всевозможные порицания: «Вообще, он мне так особо не понравился вблизи, другое дело издали». Или наоборот: «Вблизи он мне так понравился» и так далее.

КП:

- Какие тенденции наметились сейчас в современной моде? И вообще, кто их определяет?

Васильев:

- Тренды и тенденции приходят к нам от дизайнеров моды. Каждый дизайнер, а их очень много, думает о своем. Но, каждый дизайнер наш современник, вот о чем не надо забывать. Поэтому, все, что происходит в обществе, от отречения Римского Папы и выбора другого, от войны в Сирии, до надвигающейся атомной войны в Северной и Южной Кореи, которая может начаться с минуты на минуту – мы каждый это все понимаем. От кризиса в Европе финансового, до успеха финансового по продаже нефти в России – все это отражается на моде. Потому что, модельеры все смотрят телевизор, читают интернет, они такие же люди. Но, в России неверное отношение вообще к знаменитостям. Мы ставим такую разделительную черту, думаем, что они небожители. Мы считаем, что они там, это все начинается с Правительства. Мы как-то его видим там, мы никогда его не видим вровень с собой. Они где-то там – у нас православие. У нас отношение очень православное ко всем. Там есть «Троица Святая», апостолы, а потом мы где-то такие маленькие. Так же мы относимся к моде. Считаем, что там, где-то в небесах летает Карл Лагерфельд, и, вместе с Альбером Альбазом, Жан Полем Готье – рулит современной модой. А мы должны на рынке потом что-то покупать. Они такие же люди, у них также приходит счет за газ, за свет, за телефон. Они кушают 3 раза в день, ходят в туалет – это надо всегда помнить. Моются, чистят зубы, у них рвутся носки – все тоже самое. Просто у них профессия другая, они занимаются креативной профессией. Профессия другая и мера таланта другая – нужен талант, не только профессионализм. Они рождают тенденции, которые всегда должны отражать современность, тогда она нравится публике. Это как бы подмигивание публике. «Ага, хотите про кризис?» Сейчас тенденция, например, стиль гранж, который у нас в России не примут. Это рваная одежда, то, что сейчас в моде – рваная одежда, одежда в катышках, одежда безразмерная. Ботинки с трещинами, со стертыми каблуками, рваные колготки. У нас не готовы, потому что, так ходили 70 лет. И, сейчас за свои собственные деньги – муж не поймет за «рванинку» столько отдать. А мода такая, так в 90-е годы - вернулся стиль гранж. Черное, серое, очень потертое сейчас в моде - разрушительная сила моды. Поэтому, конечно, не все готовы это воспринять.

Готье сделал последнюю коллекцию, посвященную только Индии. Я всегда говорил – Восток победит Запад. Запад исчерпал себя, потому что мы уже повторили все моды за все годы, а фольклор наш убит. Поэтому, женщины в сари, с кольцом в носу и со всеми украшениями почему-то получают все аплодисменты. Съездил он в Индию, увидел, увлекся и сказал: «Вот оно – я делаю». Он делает, а мы кушаем. Но, это не значит, что будут все так одеваться, кому-то это будет по душе. Почему так много марок? Кто-то пойдет в «Кензо», а кто-то скажет, нет, это не мое, мне в «Макс Мару», пожалуйста. Потому что, каждый пиарит и пропагандирует свою тенденцию – нужны продажи. Поэтому один говорит, все у нас должно быть классическое, другой говорит, нет – все должно быть разрушительное. Третий скажет – все должно быть фольклорное. Победит общественное мнение продаж, а это уже зависит от вас. Каждый дизайнер действует наобум, он не уверен в точности, что то, что он предлагает, будет точно по сердцу клиенту. Он надеется, потому что у него есть чутье, есть финансовые советчики. У него есть пиар компании, они изучают спросы, и они думают. И, все равно, в результате, когда вы приходите в магазин, лучше всего продаются базовые вещи: черные брюки, черные юбки, черные платья, жакеты и так далее. Притом, что специализация этого бренда совсем другая, но, все они делают базу, которая стопроцентна. Черную водолазку купят все, а ту, которая вышита перьями райской птицы – не каждый. Поэтому, база всегда продается, а все что креативно, надо еще подумать. Все зависит еще от финансов. Сейчас в Европе такой финансовый кризис – вы даже не можете себе представить. Вы живете очень оторвано от мира, и до вас эхом доходит. Во Франции несколько дней назад запретили к обращению 500 и 200 евро – как слишком большие банкноты. Это о чем говорит? Франция нам кажется богатой страной – оказалась бедная. Нельзя расплатиться в магазине – запрещено принимать 500 евро. Представляете?! А у нас только такие и есть.

Раньше в Царской России считалось, если мужчина в кафе, в шапке – он татарин, и им прощалось. А сегодня, Азия имеет такое большое влияние на эстетику, на психологию людей, и мусульманство, ислам это такая религия, которая так сильно теснит христианство, как класс. Раньше об этом не было даже речи, а сегодня она теснит. Вы видите, что случилось с Папой Римским? Кто вообще мог подумать, что можно подать в отставку. Ведь, это далеко не только по состоянию здоровья, это давление извне. Но, и как результат – это результат скандалов. Скандалов сексуальных, потому что католическая церковь, в отличии от православной не разрешает священникам вступать в брак. Но они же находят способ, они же люди. Этот способ часто бывает не тот, о чем вы подумали. Дальше, это скандал с его детством. Он был в «Гитлерюгенд», гитлеровской молодежной организации, типа нашего Комсомола. Разницы никакой. Только у нас за это не сажают, за комсомол, газета даже называется «Комсомольская правда» - это никого не пугает. А там это считается очень плохо. Но, и другие финансовые скандалы, связанные с банковской детальностью Ватикана, плюс здоровье, которое пошатнулось. Надо об этом думать, это тоже влияет на атмосферу.

КП:

- Скажите, как Вы относитесь к возникшей в последнее время моде – ходить в прозрачной одежде?

Васильев:

- Раньше никто летом в трусах по улице не ходил, еще семь лет назад. Сегодня девушки ходят по улице в трусах летом. У вас, в Новосибирске девушки тоже так ходят, и это считается прилично – идет она в белых трусах и на каблуках. Это считается – очень даже хорошо.

КП:

- На «Модном приговоре» вы очень активно и эмоционально выступаете, словно актер. Откуда это в вас?

Васильев:

- Я из семьи театральной. Моя мама была актриса, мой дядя был режиссер, мой кузен был киноактером - это очень связано. Моя бабушка была дореволюционной актрисой любительницей. Это, конечно, в крови. Мой отец был знаменитым театральным художником, поэтому я рос всегда в этой атмосфере театра. Не скрою, я даже пытался поступать на актерский. Но, моя мама меня отговорила. Она сначала хотела отдать меня маленьким мальчиком в большой балет, и ее отговорили, сказали, что у меня нет таких природных данных, чтоб стать выдающимся, хотя этого никто не знает в детстве. А стоять всю жизнь в кордебалете с фонарем сзади не так интересно. На актерском такая же история: мама сказала, что ей может быть стыдно, если я не стану выдающимся актером. Все были амбициозны в семье. Но, так как я работаю много лет на телевидении, 45 лет – это очень много. Это такая школа актерского мастерства, я же работаю и с актерами, и с певцами – они учатся от меня, я учусь от них. И, конечно, я научился владеть аудиторией. Я думаю так, как многие и не смогут актеры. Когда к вам на гастроли приезжает театр, чтоб собрать зал, даже в 450 человек, надо много актеров, плюс музыка, декорации, спецэффекты, плюс костюмы. Я в одном костюмчике без всякой декорации, правду скажу – держу зал в каждом городе с маленьким перерывом, а иногда и без. Это тоже выкладывание, но, я получаю от зала очень многое. Я вхожу в раж, получаю огромное удовольствие от реакции зала, от улыбок, от аплодисментов. От смеха даже, потому что, без этого нельзя, о чем бы вы ни рассказывали, для того чтобы людей как бы пробудить к реакции. Когда я вижу унылые лица, такие тоже бывают, я как раз прихожу на их сторону, и пытаюсь их тоже каким-то образом расшевелить.

КП:

- Чего больше в ваших выступлениях – полезных знаний или шоу?

Васильев:

- Вижу ли я себя шоуменом и просветителем? И тем и тем. Для кого-то это шоу, для кого-то просвещение. Ведь все люди приходят за разным, с разным образованием, и с самыми разными потребностями. Это немного как телевидение. Вы ждете на телевидении научный синтез, который рассказывает нам о последних физических достижениях в области астрономии – все переключают. Для этого есть закрытые научные лекции. От публичной лекции мы этого требовать не можем. Она должна носить элемент шоу и развлечения.

КП:

- Скажите, а почему мы видим на ТВ мужчин-стилистов, но не видим женщин-стилистов?

Васильев:

- Стилисты тоже женщины, никто не может понять, потому что мы их не показываем. Это всегда загадочно – стилисты. Они такие же женщины, только женщины обученные, прошедшие курсы часто со мной. Там 7 моих бывших студенток работают, прошедших со мной образование. А есть, которые не прошли. Часто женщины в такой профессии, когда им надо было выживать, и они, никогда ни о каком стиле не думали. Потом они жили в такой местности, где им никто не мог подсказать, что можно что-то исправить.

КП:

- Сколько денег дают участницам и стилистам на подбор гардероба в «модном приговоре»?

Васильев:

- Я не имею право разглашать цены. Стилистам и женщинам в свободном выборе шопинге, выдается одна и та же сумма денег. Многие, приходя в магазин, повторяют свой собственный гардероб, и первое стремление женщины – купить приблизительно тоже, в чем она ходит, но, новое. То есть, она всегда в черном, ей говорят, поменять цвет, а она сразу в черный отдел. Она привыкла к этому, она всегда в брюках – сразу за джинсами бежит. Чего ради? То есть, «привычка свыше нам дана замена счастью она» (А.С. Пушкин). Привычка – великая вещь. Это, действительно, форма счастья. Поэтому, я всем советую: кушать тоже самое по утру, ложиться спать в определенное время. Жить с одним и тем же человеком, встречаться с теми же самыми людьми, звонить тем же самым. Это очень важно. Когда у вас есть какой-то определенный ритм, какие-то особенные привычки – это полное счастье. И, совсем несчастье, когда вам надо все время менять место отдыха, когда надо менять друзей, менять место работы и т.д. Это точно путь к несчастью. Чем дольше вы задержитесь на одном месте, тем счастливее вы будите, на мой взгляд. Я считаю, что счастье в постоянстве. Поэтому, заведите себе кошку, собаку – это счастье. Потому что, надо регулярно кормить, регулярно гулять, и у вас вырабатывается такое, что ваш организм требует. В магазине тоже самое получается. Ей кажется, что она будет счастливой, если она пойдет за тем же, но ей предлагают изменить. Поэтому, многие женщины не довольны выбором стилистов: «Это совершенно не я. Я всегда в розовом, а тут, почему-то в голубом». А допустить, что у нее голубые глаза и розовое ей совершено не подойдет, а голубое ей абсолютно подходит. Большинство женщин России даже не знают, к какому цвето типу они относятся. Они даже не знают, что красное голубогазым и блондинкам вообще нельзя носить, а брюнеткам можно. Они говорят: «А я люблю». Как ей объяснить, что у нее нет вкуса? Надо сначала разобраться, что мне идет по цвету, потом составлять гардероб. И, тогда вы будите всегда элегантная и счастливая. Все будут обращать только на вашу внешность, а не на фигуру, мы же не можем жить только сексом. Если вы обращаете внимание только на фигуру, значит, вы стремитесь только к сексу. А если вы стремитесь к чувствам, надо обратить внимание на лицо, а не на попу. Понимаете разницу?!

КП:

- Как и где одеваются модные люди?

Васильев:

- Во многих городах те же магазины: «Ашан», «Зара», «Макс Мара», «Кензо», «Етро». Угги везде продаются, китайские «дутики» - везде, турецкий трикотаж – везде. Глобализация выражается в том, что ассортимент перестал быть индивидуальным. Если нет тех, кто идет из личностей, я не говорю про бомжей, они оригинально одеваются, публичных личностей, которые идут на перекор стихии и оденется так, что вы скажите: «У нас есть Марь Ивана телеведущая, она всегда в лиловой шляпе, или фиолетовой вуалетке. Мы ее всегда знаем, потому, что у нее такой зонтик и такая такса. Еще у нас есть Петр Петрович, такой оригинал – всегда в цилиндре ходит в любую погоду, и у него бобровый воротник». Рината Литвинова, Эвелина Хромченко, Надежда Бабкина – это иконы стиля. Была Гурченко, но, она умерла. Была Плисецкая, еще жива, но, уже в этом списке нет.

КП:

- Кого можно назвать стильным мужчиной среди россиян?

Васильев:

- Иван Ургант: рост, вес, костюм, бабочки, пятидневная щетина, жесты, стилизация. Галкин, очень всегда хорошо одевается. Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день. Все живут в ритме – плохонький, да свой. И, они предпочитают его холить и лелеять, но, не переодевать. Потому что, как только он переоденется, на него будут сразу брошены дурные взгляды сотен тысяч озабоченных женщин, неблагоустроенных, а таких, в основном у нас и встречаешь. Женщины просто не подают в суд на своих мужчин, а мужчины все время на своих женщин, потому что, они полигамны ищут адюльтеры, и им нужен повод для того, чтоб уйти из дому. Например: «Дело в том, что Зина моя плохо одета. Так бы никогда ей не изменял. А вот Лариса – это другое дело: мини, гипюры, люрексы».

КП:

- Что для европейцев «русский фильм»?

Васильев:

- В начале декабря прошлого года я гастролировал неделю по большим городам Германии с моно спектаклем «Секс и мода». Я был в Берлине, в Гамбурге, в Ганновере, во Франкфурте и Дюссельдорфе. Везде собирал залы от 300 до тысячи человек. Это, были, конечно, беженцы из России. Иногда немцы, иногда евреи, русские, украинцы и прибалты. Дамы приходили очень разодетые и покупали очень дорогие билеты. Это уже не первая гастроль, а третья моя гастроль, до этого я гастролировал с «Загадкой Коко Шанель». Главные 2 направления русского стиля, который на Западе очень используют: «Анна Каренина» и «Доктор Живаго», они так и называются. Это зимние стили. «Доктор Живаго» - это большие папахи, каракульча, темные вещи. Стиль немножко гражданская война – русское милитари. «Анна Каренина» - это соболь, жемчуг, бриллианты, кружево. Роскошь петербургского двора. Причем, у нас в стране оба эти тренда не эксплуатируются, потому, что мы не додумались. Мы даже не эксплуатируем Чайковского, который во всем мире просто хит каждого декабря. Мы не тем гордимся, на мой взгляд.

КП:

- Когда покупаешь одежду, на какие бренды стоит обращать внимание?

Васильев:

- Бренд вовсе не определяет качество товара. Бренд – это просто этикетка, которая просто пришита либо спереди, либо сзади. Но, не надо думать, что это всегда 100 процентная гарантия – не всегда. Есть с непререкаемый репутацией, например, «Хермес», который очень заботится о качестве, но, и цена у них, конечно, немножко запредельная.

КП:

- Почему на мировых подиумах не российские дизайнеры не выступают законодателями мод?

Васильев:

- В России очень много дизайнеров. Только на неделе российской и московской моды больше ста участников. То есть, самих дизайнеров много, и они не плохие. Но, пока у них нет никакой возможности на мировой рынок, потому что, к России негативное отношение. Чтобы полюбили моду, должны полюбить эстетику страны. А эстетика страны, это ее питание, это ее речь, это ее культура общения с людьми. Это ее архитектура, это ее интерьер, это ее дизайн. У нас даже дизайна нет в стране. Как выяснилось – дизайнеров нету. У нас есть декораторы, которые могут из других чужих предметов мебели создать интерьер. У нас в России даже нет дизайнеров мебели. Есть те, которые могут скопировать иностранную, а вот создать концепцию нет. Или, например, кто могут придумать очки дизайнерские. Такая простая вещь, у нас ведь только итальянская оправа. Мы не можем. Но, умеем купить хорошо. У нас очень хорошие продажи. Все западные бренды у нас очень хорошо продаются. Это на мой взгляд. Хотя в России, есть очень способные дизайнеры. Сегодня продажи номер один – это Кирилл Гасилин. Дизайнер, который получает самые большие обороты от массового предопарте российского, но, тоже производство в Китае, иначе бы не выжил.

КП:

- Но почему мы шьем-то в Китае?

Васильев:

- Потому что в России разучились шить. А если шьют, то, за такие деньги, что получается невыгодно, нерентабельно. У нас же сразу хотят, платите 300 тысяч, пожалуйста, и тогда нельзя продать.

КП:

- И последний вопрос - что такое стиль?

Васильев:

- Секрет стиля в эстетической концепции видения окружающего мира, возможности отсекать лишнее. И, только тот человек, который умеет не добавить, а снять, не надеть что-то лишнее, ограничить себя. Я думаю, что чувство стиля, это возможность самоограничения человека.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

www.nsk.kp.ru

«Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день»

Историк моды Александр Васильев активно колесит по стране – читает лекции. Недавно был в Новосибирске, где с ним встретились журналисты «Комсомольской правды».

- Я не так давно выступал в Уренгое, было -35 градусов, - начал разговор маэстро. - В этот день под Якутском мне сообщили было -71, и я решил в Якутск пока не ехать.

КП:

- Скажите, чем московская мода отличается от провинциальной?

Васильев:

- Сегодня глобализация - во всех городах одеваются одинаково. То, что раньше считался стиль Перми, стиль Челябинска, больше не существует. Потому что, сегодня, даже в Москве живут сплошь провинциалы. Это разбогатевшие выскочки, провиню, которые просто окопались в Москве, но, в них нет ничего московского. Ни говора, особенного произношения, ни стиля одежды. Все одеваются одинаково.

КП:

- Как давно вы ездили в метро?

Васильев:

- Недавно в Москве спускался в метро, потому что, там про меня снимали документальный фильм. Давно не спускался, а в Париже все время езжу на метро. В принципе, в Москве, только потому, что всеобщая узнаваемость, я не спускаюсь. Хотя, по пробкам лучше ездить на метро, чем на машине. Особенно в Москве, где все стоит по полтора часа, не двигается ни туда, ни сюда. У меня были случаи, когда я опаздывал на какую-нибудь важную съемку, я спускался в метро. Но, действительно, женщины начинают отрывать пуговицы и так далее, это не кокетство, им хочется. Сейчас абсолютно у всех мобильные телефоны с фотоаппаратом, поэтому все считают нужным на мобильничек прижаться. Это затрудняет движение - нельзя отказать. Если ей откажешь, она в фейсбуке напишет: «Какой он противный, я к нему всем сердцем, а он говорит, что спешит, и у него нет три минуты на меня». Я так часто с этим сталкивался в прошлом, что теперь никогда не отказываю. Легче сфотографироваться, чем потом читать всевозможные порицания: «Вообще, он мне так особо не понравился вблизи, другое дело издали». Или наоборот: «Вблизи он мне так понравился» и так далее.

КП:

- Какие тенденции наметились сейчас в современной моде? И вообще, кто их определяет?

Васильев:

- Тренды и тенденции приходят к нам от дизайнеров моды. Каждый дизайнер, а их очень много, думает о своем. Но, каждый дизайнер наш современник, вот о чем не надо забывать. Поэтому, все, что происходит в обществе, от отречения Римского Папы и выбора другого, от войны в Сирии, до надвигающейся атомной войны в Северной и Южной Кореи, которая может начаться с минуты на минуту – мы каждый это все понимаем. От кризиса в Европе финансового, до успеха финансового по продаже нефти в России – все это отражается на моде. Потому что, модельеры все смотрят телевизор, читают интернет, они такие же люди. Но, в России неверное отношение вообще к знаменитостям. Мы ставим такую разделительную черту, думаем, что они небожители. Мы считаем, что они там, это все начинается с Правительства. Мы как-то его видим там, мы никогда его не видим вровень с собой. Они где-то там – у нас православие. У нас отношение очень православное ко всем. Там есть «Троица Святая», апостолы, а потом мы где-то такие маленькие. Так же мы относимся к моде. Считаем, что там, где-то в небесах летает Карл Лагерфельд, и, вместе с Альбером Альбазом, Жан Полем Готье – рулит современной модой. А мы должны на рынке потом что-то покупать. Они такие же люди, у них также приходит счет за газ, за свет, за телефон. Они кушают 3 раза в день, ходят в туалет – это надо всегда помнить. Моются, чистят зубы, у них рвутся носки – все тоже самое. Просто у них профессия другая, они занимаются креативной профессией. Профессия другая и мера таланта другая – нужен талант, не только профессионализм. Они рождают тенденции, которые всегда должны отражать современность, тогда она нравится публике. Это как бы подмигивание публике. «Ага, хотите про кризис?» Сейчас тенденция, например, стиль гранж, который у нас в России не примут. Это рваная одежда, то, что сейчас в моде – рваная одежда, одежда в катышках, одежда безразмерная. Ботинки с трещинами, со стертыми каблуками, рваные колготки. У нас не готовы, потому что, так ходили 70 лет. И, сейчас за свои собственные деньги – муж не поймет за «рванинку» столько отдать. А мода такая, так в 90-е годы - вернулся стиль гранж. Черное, серое, очень потертое сейчас в моде - разрушительная сила моды. Поэтому, конечно, не все готовы это воспринять.

Готье сделал последнюю коллекцию, посвященную только Индии. Я всегда говорил – Восток победит Запад. Запад исчерпал себя, потому что мы уже повторили все моды за все годы, а фольклор наш убит. Поэтому, женщины в сари, с кольцом в носу и со всеми украшениями почему-то получают все аплодисменты. Съездил он в Индию, увидел, увлекся и сказал: «Вот оно – я делаю». Он делает, а мы кушаем. Но, это не значит, что будут все так одеваться, кому-то это будет по душе. Почему так много марок? Кто-то пойдет в «Кензо», а кто-то скажет, нет, это не мое, мне в «Макс Мару», пожалуйста. Потому что, каждый пиарит и пропагандирует свою тенденцию – нужны продажи. Поэтому один говорит, все у нас должно быть классическое, другой говорит, нет – все должно быть разрушительное. Третий скажет – все должно быть фольклорное. Победит общественное мнение продаж, а это уже зависит от вас. Каждый дизайнер действует наобум, он не уверен в точности, что то, что он предлагает, будет точно по сердцу клиенту. Он надеется, потому что у него есть чутье, есть финансовые советчики. У него есть пиар компании, они изучают спросы, и они думают. И, все равно, в результате, когда вы приходите в магазин, лучше всего продаются базовые вещи: черные брюки, черные юбки, черные платья, жакеты и так далее. Притом, что специализация этого бренда совсем другая, но, все они делают базу, которая стопроцентна. Черную водолазку купят все, а ту, которая вышита перьями райской птицы – не каждый. Поэтому, база всегда продается, а все что креативно, надо еще подумать. Все зависит еще от финансов. Сейчас в Европе такой финансовый кризис – вы даже не можете себе представить. Вы живете очень оторвано от мира, и до вас эхом доходит. Во Франции несколько дней назад запретили к обращению 500 и 200 евро – как слишком большие банкноты. Это о чем говорит? Франция нам кажется богатой страной – оказалась бедная. Нельзя расплатиться в магазине – запрещено принимать 500 евро. Представляете?! А у нас только такие и есть.

Раньше в Царской России считалось, если мужчина в кафе, в шапке – он татарин, и им прощалось. А сегодня, Азия имеет такое большое влияние на эстетику, на психологию людей, и мусульманство, ислам это такая религия, которая так сильно теснит христианство, как класс. Раньше об этом не было даже речи, а сегодня она теснит. Вы видите, что случилось с Папой Римским? Кто вообще мог подумать, что можно подать в отставку. Ведь, это далеко не только по состоянию здоровья, это давление извне. Но, и как результат – это результат скандалов. Скандалов сексуальных, потому что католическая церковь, в отличии от православной не разрешает священникам вступать в брак. Но они же находят способ, они же люди. Этот способ часто бывает не тот, о чем вы подумали. Дальше, это скандал с его детством. Он был в «Гитлерюгенд», гитлеровской молодежной организации, типа нашего Комсомола. Разницы никакой. Только у нас за это не сажают, за комсомол, газета даже называется «Комсомольская правда» - это никого не пугает. А там это считается очень плохо. Но, и другие финансовые скандалы, связанные с банковской детальностью Ватикана, плюс здоровье, которое пошатнулось. Надо об этом думать, это тоже влияет на атмосферу.

КП:

- Скажите, как Вы относитесь к возникшей в последнее время моде – ходить в прозрачной одежде?

Васильев:

- Раньше никто летом в трусах по улице не ходил, еще семь лет назад. Сегодня девушки ходят по улице в трусах летом. У вас, в Новосибирске девушки тоже так ходят, и это считается прилично – идет она в белых трусах и на каблуках. Это считается – очень даже хорошо.

КП:

- На «Модном приговоре» вы очень активно и эмоционально выступаете, словно актер. Откуда это в вас?

Васильев:

- Я из семьи театральной. Моя мама была актриса, мой дядя был режиссер, мой кузен был киноактером - это очень связано. Моя бабушка была дореволюционной актрисой любительницей. Это, конечно, в крови. Мой отец был знаменитым театральным художником, поэтому я рос всегда в этой атмосфере театра. Не скрою, я даже пытался поступать на актерский. Но, моя мама меня отговорила. Она сначала хотела отдать меня маленьким мальчиком в большой балет, и ее отговорили, сказали, что у меня нет таких природных данных, чтоб стать выдающимся, хотя этого никто не знает в детстве. А стоять всю жизнь в кордебалете с фонарем сзади не так интересно. На актерском такая же история: мама сказала, что ей может быть стыдно, если я не стану выдающимся актером. Все были амбициозны в семье. Но, так как я работаю много лет на телевидении, 45 лет – это очень много. Это такая школа актерского мастерства, я же работаю и с актерами, и с певцами – они учатся от меня, я учусь от них. И, конечно, я научился владеть аудиторией. Я думаю так, как многие и не смогут актеры. Когда к вам на гастроли приезжает театр, чтоб собрать зал, даже в 450 человек, надо много актеров, плюс музыка, декорации, спецэффекты, плюс костюмы. Я в одном костюмчике без всякой декорации, правду скажу – держу зал в каждом городе с маленьким перерывом, а иногда и без. Это тоже выкладывание, но, я получаю от зала очень многое. Я вхожу в раж, получаю огромное удовольствие от реакции зала, от улыбок, от аплодисментов. От смеха даже, потому что, без этого нельзя, о чем бы вы ни рассказывали, для того чтобы людей как бы пробудить к реакции. Когда я вижу унылые лица, такие тоже бывают, я как раз прихожу на их сторону, и пытаюсь их тоже каким-то образом расшевелить.

КП:

- Чего больше в ваших выступлениях – полезных знаний или шоу?

Васильев:

- Вижу ли я себя шоуменом и просветителем? И тем и тем. Для кого-то это шоу, для кого-то просвещение. Ведь все люди приходят за разным, с разным образованием, и с самыми разными потребностями. Это немного как телевидение. Вы ждете на телевидении научный синтез, который рассказывает нам о последних физических достижениях в области астрономии – все переключают. Для этого есть закрытые научные лекции. От публичной лекции мы этого требовать не можем. Она должна носить элемент шоу и развлечения.

КП:

- Скажите, а почему мы видим на ТВ мужчин-стилистов, но не видим женщин-стилистов?

Васильев:

- Стилисты тоже женщины, никто не может понять, потому что мы их не показываем. Это всегда загадочно – стилисты. Они такие же женщины, только женщины обученные, прошедшие курсы часто со мной. Там 7 моих бывших студенток работают, прошедших со мной образование. А есть, которые не прошли. Часто женщины в такой профессии, когда им надо было выживать, и они, никогда ни о каком стиле не думали. Потом они жили в такой местности, где им никто не мог подсказать, что можно что-то исправить.

КП:

- Сколько денег дают участницам и стилистам на подбор гардероба в «модном приговоре»?

Васильев:

- Я не имею право разглашать цены. Стилистам и женщинам в свободном выборе шопинге, выдается одна и та же сумма денег. Многие, приходя в магазин, повторяют свой собственный гардероб, и первое стремление женщины – купить приблизительно тоже, в чем она ходит, но, новое. То есть, она всегда в черном, ей говорят, поменять цвет, а она сразу в черный отдел. Она привыкла к этому, она всегда в брюках – сразу за джинсами бежит. Чего ради? То есть, «привычка свыше нам дана замена счастью она» (А.С. Пушкин). Привычка – великая вещь. Это, действительно, форма счастья. Поэтому, я всем советую: кушать тоже самое по утру, ложиться спать в определенное время. Жить с одним и тем же человеком, встречаться с теми же самыми людьми, звонить тем же самым. Это очень важно. Когда у вас есть какой-то определенный ритм, какие-то особенные привычки – это полное счастье. И, совсем несчастье, когда вам надо все время менять место отдыха, когда надо менять друзей, менять место работы и т.д. Это точно путь к несчастью. Чем дольше вы задержитесь на одном месте, тем счастливее вы будите, на мой взгляд. Я считаю, что счастье в постоянстве. Поэтому, заведите себе кошку, собаку – это счастье. Потому что, надо регулярно кормить, регулярно гулять, и у вас вырабатывается такое, что ваш организм требует. В магазине тоже самое получается. Ей кажется, что она будет счастливой, если она пойдет за тем же, но ей предлагают изменить. Поэтому, многие женщины не довольны выбором стилистов: «Это совершенно не я. Я всегда в розовом, а тут, почему-то в голубом». А допустить, что у нее голубые глаза и розовое ей совершено не подойдет, а голубое ей абсолютно подходит. Большинство женщин России даже не знают, к какому цвето типу они относятся. Они даже не знают, что красное голубогазым и блондинкам вообще нельзя носить, а брюнеткам можно. Они говорят: «А я люблю». Как ей объяснить, что у нее нет вкуса? Надо сначала разобраться, что мне идет по цвету, потом составлять гардероб. И, тогда вы будите всегда элегантная и счастливая. Все будут обращать только на вашу внешность, а не на фигуру, мы же не можем жить только сексом. Если вы обращаете внимание только на фигуру, значит, вы стремитесь только к сексу. А если вы стремитесь к чувствам, надо обратить внимание на лицо, а не на попу. Понимаете разницу?!

КП:

- Как и где одеваются модные люди?

Васильев:

- Во многих городах те же магазины: «Ашан», «Зара», «Макс Мара», «Кензо», «Етро». Угги везде продаются, китайские «дутики» - везде, турецкий трикотаж – везде. Глобализация выражается в том, что ассортимент перестал быть индивидуальным. Если нет тех, кто идет из личностей, я не говорю про бомжей, они оригинально одеваются, публичных личностей, которые идут на перекор стихии и оденется так, что вы скажите: «У нас есть Марь Ивана телеведущая, она всегда в лиловой шляпе, или фиолетовой вуалетке. Мы ее всегда знаем, потому, что у нее такой зонтик и такая такса. Еще у нас есть Петр Петрович, такой оригинал – всегда в цилиндре ходит в любую погоду, и у него бобровый воротник». Рината Литвинова, Эвелина Хромченко, Надежда Бабкина – это иконы стиля. Была Гурченко, но, она умерла. Была Плисецкая, еще жива, но, уже в этом списке нет.

КП:

- Кого можно назвать стильным мужчиной среди россиян?

Васильев:

- Иван Ургант: рост, вес, костюм, бабочки, пятидневная щетина, жесты, стилизация. Галкин, очень всегда хорошо одевается. Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день. Все живут в ритме – плохонький, да свой. И, они предпочитают его холить и лелеять, но, не переодевать. Потому что, как только он переоденется, на него будут сразу брошены дурные взгляды сотен тысяч озабоченных женщин, неблагоустроенных, а таких, в основном у нас и встречаешь. Женщины просто не подают в суд на своих мужчин, а мужчины все время на своих женщин, потому что, они полигамны ищут адюльтеры, и им нужен повод для того, чтоб уйти из дому. Например: «Дело в том, что Зина моя плохо одета. Так бы никогда ей не изменял. А вот Лариса – это другое дело: мини, гипюры, люрексы».

КП:

- Что для европейцев «русский фильм»?

Васильев:

- В начале декабря прошлого года я гастролировал неделю по большим городам Германии с моно спектаклем «Секс и мода». Я был в Берлине, в Гамбурге, в Ганновере, во Франкфурте и Дюссельдорфе. Везде собирал залы от 300 до тысячи человек. Это, были, конечно, беженцы из России. Иногда немцы, иногда евреи, русские, украинцы и прибалты. Дамы приходили очень разодетые и покупали очень дорогие билеты. Это уже не первая гастроль, а третья моя гастроль, до этого я гастролировал с «Загадкой Коко Шанель». Главные 2 направления русского стиля, который на Западе очень используют: «Анна Каренина» и «Доктор Живаго», они так и называются. Это зимние стили. «Доктор Живаго» - это большие папахи, каракульча, темные вещи. Стиль немножко гражданская война – русское милитари. «Анна Каренина» - это соболь, жемчуг, бриллианты, кружево. Роскошь петербургского двора. Причем, у нас в стране оба эти тренда не эксплуатируются, потому, что мы не додумались. Мы даже не эксплуатируем Чайковского, который во всем мире просто хит каждого декабря. Мы не тем гордимся, на мой взгляд.

КП:

- Когда покупаешь одежду, на какие бренды стоит обращать внимание?

Васильев:

- Бренд вовсе не определяет качество товара. Бренд – это просто этикетка, которая просто пришита либо спереди, либо сзади. Но, не надо думать, что это всегда 100 процентная гарантия – не всегда. Есть с непререкаемый репутацией, например, «Хермес», который очень заботится о качестве, но, и цена у них, конечно, немножко запредельная.

КП:

- Почему на мировых подиумах не российские дизайнеры не выступают законодателями мод?

Васильев:

- В России очень много дизайнеров. Только на неделе российской и московской моды больше ста участников. То есть, самих дизайнеров много, и они не плохие. Но, пока у них нет никакой возможности на мировой рынок, потому что, к России негативное отношение. Чтобы полюбили моду, должны полюбить эстетику страны. А эстетика страны, это ее питание, это ее речь, это ее культура общения с людьми. Это ее архитектура, это ее интерьер, это ее дизайн. У нас даже дизайна нет в стране. Как выяснилось – дизайнеров нету. У нас есть декораторы, которые могут из других чужих предметов мебели создать интерьер. У нас в России даже нет дизайнеров мебели. Есть те, которые могут скопировать иностранную, а вот создать концепцию нет. Или, например, кто могут придумать очки дизайнерские. Такая простая вещь, у нас ведь только итальянская оправа. Мы не можем. Но, умеем купить хорошо. У нас очень хорошие продажи. Все западные бренды у нас очень хорошо продаются. Это на мой взгляд. Хотя в России, есть очень способные дизайнеры. Сегодня продажи номер один – это Кирилл Гасилин. Дизайнер, который получает самые большие обороты от массового предопарте российского, но, тоже производство в Китае, иначе бы не выжил.

КП:

- Но почему мы шьем-то в Китае?

Васильев:

- Потому что в России разучились шить. А если шьют, то, за такие деньги, что получается невыгодно, нерентабельно. У нас же сразу хотят, платите 300 тысяч, пожалуйста, и тогда нельзя продать.

КП:

- И последний вопрос - что такое стиль?

Васильев:

- Секрет стиля в эстетической концепции видения окружающего мира, возможности отсекать лишнее. И, только тот человек, который умеет не добавить, а снять, не надеть что-то лишнее, ограничить себя. Я думаю, что чувство стиля, это возможность самоограничения человека.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

www.kuban.kp.ru

Ведущий «Модного приговора» Александр Васильев собрал аншлаг на своей выставке «Красавец мужчина»

12:12, 15.03.2017

Поддержать коллегу пришел художник-экспериментатор Андрей Бартенев.

Поделиться | Понравилось

Сегодня в Москве, в Государственном историческом музее начала работу выставка Александра Васильева «Красавец мужчина. Русский модник середины XVIII — начала ХХ века». Открытие экспозиции, подготовленной известным искусствоведом и коллекционером сопровождалось аншлагом. Ведущий «Модного приговора» отдал много сил на то, чтобы организовать мероприятие, и даже был вынужден на некоторое время взять отпуск на Первом канале. Пока Васильев готовился к выставке, в телепрограмме его заменял Андрей Бартенев. Кстати, художник пришел поддержать АлександраАлександровича.

Посетителям представлены свыше 600 предметов из коллекций Государственного исторического музея, Государственного музея Пушкина, Государственной исторической библиотеки, Российской государственной библиотеки и Фонда Александра Васильева. Среди экспонатов — мужские костюмы и нижнее белье, украшения и аксессуары, средства по уходу за внешностью, гравюры, фотографии, карикатуры, журналы и книги.

В своем микроблоге в Instagram Александр Васильев опубликовал видео и сообщил поклонникам: «Это не станция метро в час пик, а гости на открытии выставки «Красавец мужчина» в Государственном Историческом музее. Большая часть экспозиции предоставлена моим фондом». Фанаты отозвались многчисленными комплиментами в комментариях: «Браво, маэстро!», «Это успех! Это победа!», «Александр Александрович, я вас поздравляю!!! Вы любите свое дело, а народ любит вас и ценит ваш труд».

Напомним, 21 февраля Александр Васильев сообщил поклонникам, что временно покидает свой «трон» в «Модном приговоре». С 1 марта в эфир выходили программы, в которых Васильева заменил художник, дизайнер, модельер и автор перформансов Андрей Бартенев. Васильев опубликовал в Instagram видеоролик, в котором рассказал: в марте в течение восьми выпусков в программе «Модный приговор» его не будет, так как ему нужно немного отдохнуть и, кроме того, заняться подготовкой выставкой в Государственном историческом музее.

Гости Антон Каретников и Андрей Бартенев на открытии выставки Александра Васильева в Историческом музее

Ведущий «Модного приговора» Александр Васильев собрал аншлаг на своей выставке «Красавец мужчина»

Ведущий «Модного приговора» Александр Васильев собрал аншлаг на своей выставке «Красавец мужчина»

Читайте также:

Александр Васильев прокомментировал свой уход из шоу «Модный приговор»

Певица Слава привела свою сестру в шоу «Модный приговор»

Лариса Долина пристыдила ведущего шоу «Модный приговор»

www.vokrug.tv


Добавить комментарий Отменить ответ