Ведущий «Модного приговора» Александр Васильев: «Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день». Александр ведущий модного приговора


Историк и ведущий «Модного приговора» Александр Васильев показал век моды для путешествий

А осмотреть коллекцию может любой желающий, и притом абсолютно бесплатно.

Впрочем, как заверили организаторы выставки и сам Александр Васильев, одной Москвой дело не ограничится. Планируется, что такие же экспозиции откроются со временем в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Красноярске и других крупных городах.

— Я, как амбициозный коллекционер, был в восторге от такого предложения, — поделился с журналистами ИА «Столица» Александр Васильев.

Модные путешествия

Стоит отметить, что для экспозиции изготовлены специальные манекены под стандарты красоты минувшего времени, например, талия в 55 сантиметров. Сама выставка, охватывающая сто лет, рассказывает о том, в чем путешествовали в разные времена женщины, мужчины и дети. Как выглядел их багаж, какими были их чемоданы, саквояжи и коробки для шляп. Вещи, представленные здесь, показывают, как в социальном плане менялись путешествующие. Ведь первыми путешественниками были белоэмигранты, бежавшие из России от террора революции и ужасов гражданской войны. Вся белая миграция прошла через Киевский вокзал, потом эти люди попадали в Одессу, а оттуда — в Константинополь, Париж и другие зарубежные города.

65000

экспонатов в коллекции Александра Васильева 

Тут есть и костюмы времен НЭПа, Сталинской индустриализации, Великой Отечественной войны, Хрущевской оттепели, Брежневского застоя, Горбачевской перестройки и постперестроечного периода.

Мы постараемся отметить самые интересные экземпляры и те вещи, которые точно вызовут легкую ностальгию о прошедших временах у наших мам и пап, бабушек и дедушек.

После осмотра выставки удалось немного пообщаться с Александром Васильевым и задать ему интересующие нас вопросы.

История чемодана

Конечно, для многих путешествие начинается с багажа, а точнее — с чемодана. Сейчас есть огромный выбор этих необходимых для путешествий предметов. В советское же время выбирать особо было не из чего. 

— В 60-е годы стали делать чемоданы под кожу крокодила. Это в ту пору было очень модно и престижно, — рассказал Васильев. — Но это все были импортные изделия, и обзавестись таким мог далеко не каждый. А обычные чемоданы были очень небольшими. Там могла поместиться только смена белья, да еще небольшое количество сопутствующих предметов. Поэтому, когда люди отправлялись с ними в серьезное путешествие, эти чемоданы набивались не просто под завязку, а так, что их потом было трудно закрыть: люди садились на них, чтобы своим весом утрамбовать, и запирали. Поэтому и ручки у них нещадно отрывались.

Даже если это уродливо, это — часть нашей жизни, все остальное неважно.

В 70-е годы появляются новые чемоданы — из кожзаменителя. Тогда это считалось очень модным и многие мечтали иметь что-то из этого материала. Но такие чемоданы много весили и с ними было неудобно. Сначала все они были на застежках, а позже появились на молнии, они были гораздо вместительнее. И уже в конце 80-х годов на чемоданах появились ролики, это уже значительно облегчило участь путешественников.

Костюм от КГБ

Особое место в экспозиции занимает легкий синий костюм темно-синего цвета. У него своя необычная история.

— Этот костюм 1961 года, — пояснил историк моды. — Он был отшит в специальном цехе КГБ для участия в торговых переговорах за пределами СССР. Отправляя советского человека за границу, надо было изобразить из него европейца. Тогда понимали, что с ним никто не будет иметь серьезных дел, если он будет одет в какой-то невзрачный костюм фабрики «Большевичка». Меня поражает, что специально для это в КГБ разработали модель «псевдошанель». Но интересно, что это все называлось «рабочая одежда», и ее надо было сдать по возвращении. Обладательница этого наряда — переводчица — не сдала. Она нарушила правила, но вещь сохранила для истории. И спустя годы передала этот комплект мне в коллекцию. Это уникальный экземпляр.

Удивительные факты

Кримпленовые платья носили наши бабушки. В коллекции Александра Васильева они занимают особое место.

Одно из кримпленовых платьев.

— Каждая женщина того времени убивалась, чтобы приобрести такое цветастое платье, — рассказывает историк моды. — Стоили они минимум 60, а максимум — 120 рублей. И это при хорошей зарплате в советское время 100 рублей, а маленькой 58 рублей. Так что цена для того времени очень большая…

А вот еще один мужской костюм: серый пиджак и расклешенные брюки. Это уже гость из 80-х годов.

Костюм, отшитый к Олимпиаде-80, и заветный чемодан из кожзаменителя.

— Это костюм, сшитый в советское время для Олимпиады-80, — подсказывает Васильев. — Считалось, что в нем советский мужчина будет выглядеть модно и стильно. Но отставание в моде в нашей стране от остального мира был ровно на десять лет: на Западе клеш был на пике в 70-х годах. Но на швейной фабрике имени Володарского в Ленинграде, где был отшит этот костюм, этого не знали. А надо было шить брюки «бананы» и «морковки» — тогда именно они были популярны. Вообще в 80-е годы прошлого века были проблемы с тканями, поэтому делали вещи из тех материалов, которые были в наличии. И в те времена у нас было много рукодельниц, которые «из ничего» делали нечто. У всех были швейные машинки. Было много «самострочной» одежды, а о фирменной модной многие советские люди даже не смели мечтать.

Одежда знаменитостей

Один из центральных экспонатов коллекции — красный плащ Майи Плисецкой от Пьера Кардена. Советская звезда мировой балетной сцены одевалась порой очень экстравагантно. В 80-е годы она считалась иконой стиля.

Плащ Майи Плисецкой.

— Многие ее вещи перешли ко мне после кончины как дар ее супруга Родиона Щедрина, — отметил Александр Васильев. — Он вызвонил меня, попросил приехать и выбрать, что считаю нужным. Но и при жизни Майя Плисецкая многое мне подарила.

Юбка Любови Полищук и куртку Джуны. 80-е годы.

Тут же рядом — кожаная юбка Любови Полищук и куртка из такого же материала, которая когда-то принадлежала знаменитой целительнице Джуне. В 80-е годы кожа была безумно популярна. Но достать советский человек мог только лоскутки.

Есть в коллекции и несколько нарядов от Клары Лучко.

 

Костюмы Клары Лучко и один из первых чемоданов на колесиках.

— Одной из самых элегантных актрис в 80-е годы была Клара Лучко, — подчеркнул историк моды. — Красавица-звезда кинематографа, дочь которой имела магазин в Канаде и снабжала маму импортными вещами. Поэтому она одевалась лучше других звезд того времени.

Эстетическое превосходство

— У вас очень большая коллекция, а какой экспонат было сложнее всего получить? — спрашиваем историка моды.

— Не было ни одного простого случая. Сложность в том, что у нас нет как такового обычая — выставлять старинную винтажную одежду. Многие к ней относятся очень по-бытовому: «это я бы надела, а это — нет». А я в любом случае не дам вам ни одеть, ни надеть. А предлагаю просто посмотреть. Ведь это — история нашей страны, наша культура, выраженная через одежду и сопутствующие ей предметы. Я уже провел так много выставок в разных городах России, и люди стали относиться к этому лояльнее и отдают больше вещей. Каждая как подарок. И мне бы не хотелось, чтобы с хорошими и интересными вещами происходило то, что произошло в свое время с нарядами Любови Орловой. А они все оказались на помойке! А все потому что у нас нет музея моды. Пока лучшая коллекция костюма находится в Эрмитаже. Но это — коллекция придворного костюма. У них — великолепный гардероб дома Романовых. Но они не собирали ничего из XX века, потому что говорили, что это все некрасиво. Но критерий «красиво» или «не красиво» не имеет к истории никакого отношения. Даже если это уродливо, это — часть нашей жизни, все остальное неважно. Пусть даже рваные треники, но если их носили — то это часть нашей истории.

— Какие вещи пополнили вашу коллекцию в нынешнем году?

— Я недавно вернулся из Баку, мне много чего там подарили. В частности, три своих торжественных вечерних платья мне в коллекцию передала Михримах Алиева — вице-президент и первая леди Азербайджана... Современные поп-звезды мне с удовольствием отдают свои наряды: Анжелика Варум, Надежда Бабкина, Лариса Долина, Ирина Аллегрова, Валерий Леонтьев и многие другие. Но некоторые «жмутся». Это их право: кто-то хочет остаться в истории, а кто-то — нет. Это дело добровольное. Не хотят — и не надо. В основном отдают наследники, после кончины звезды. А при жизни это всегда довольно болезненный процесс.

— Сколько всего нарядов в вашей коллекции?

— 65 тысяч экземпляров, которые я храню в специальных помещениях.

— Сейчас много модных трендов, течений моды. Что вы взяли бы из этого в свой музей?

— Ничего. Сегодняшнее время слишком близко от нас, и есть опасность «засорить» мою коллекцию ширпотребом. Я беру только дизайнерские вещи, проверенные временем. То, что я показываю — всегда с неким знаком эстетического превосходства.

Выставка будет открыта до 6 сентября.

Материалы по теме
На церемонии «Женщина года» Влад Топалов и Регина Тодоренко раскрыли свою тайну29.07.2018, 02:06Телеведущий Александр Смол: «С удовольствием сделал бы автомобильное шоу на Первом канале»23.07.2018, 02:10Леонид Агутин от «агу» до «ого-го»: любимому музыканту миллионов россиян исполнилось 50!16.07.2018, 02:34Ксения Алферова и Егор Бероев устроили День мороженого в ГУМе14.07.2018, 02:24«Пацанка» Мазунина: «Надо быть требовательной к себе и другим»12.07.2018, 02:10Николай Дроздов: «Несмотря на возраст, у меня еще куча планов!»11.07.2018, 02:07Дарья Донцова: «Наши питомцы уходят в «Прекрасную долину»03.07.2018, 02:30Победитель «Взвешенных людей» Антон Авдуевский: «Я сбросил на 11 килограммов больше, чем планировал!28.06.2018, 02:12В кино — как в жизни, а в жизни — как в кино: яркие премьеры «Кинотавра»27.06.2018, 02:19«Лига удивительных людей» показала таланты со всего мира, но победителями шоу стали россияне26.06.2018, 02:14

Показать еще

ampravda.ru

Александр Васильев (Ведущий, Актер, Участник): фото, биография, фильмография, новости

Александр Васильев — российский историк моды, театральный художник, искусствовед, писатель, телеведущий, декоратор, коллекционер и руководитель Московской Академии Моды.

Александр Васильев. Биография

Александр Александрович Васильев родился зимой 1958 года в Москве, в семье, имеющей непосредственное отношение к искусству. Его отец Александр Павлович был художником, дизайнером-модельером, а мама Татьяна Васильева выступала на театральных подмостках.Васильев увлекался модой с самого детства, особенно ему нравилось шить декорации для кукольных спектаклей.

Александр Васильев: «Я — сын известного художника и актрисы, мои деды, прадеды были людьми образованными и культурными. Я рос среди книг, театральных постановок, живописи – это воспитывает, закладывает ядро будущих знаний, которые вы можете получить.»

Еще будучи школьником, Александр Васильев пообещал самому себе, что если в 1980-х годах в России не произойдет революция, он обязательно уедет отсюда. Свое слово он сдержал и, окончив Постановочный факультет школы-студии МХАТ, переехал в Париж.

Александр Васильев. Творческий путь

У юного модельера практически не было средств к существованию – даже стул ему пришлось искать на старой свалке, а распеванием русских песен под аккомпанемент уличных музыкантов Александр Васильев зарабатывал на жизнь. Вскоре Александр Васильев начал получать заказы на декорирование различных французских театров и фестивалей.

Александр Васильев много учился во Франции (в том числе, окончил факультет дизайна интерьеров больших дворцов в школе Лувра), самостоятельно штудировал редкие экземпляры книг о моде, чтобы в 1994 году представить свою программу лекций, переведенных на четыре языка. С тех пор Александр Васильев выступает в университетах и колледжах во всех уголках мира.

Александр Васильев: «Мода в Западной Европе давно умерла, только мы интересуемся модой. В Париже никто не модничает, а мы так не уверенны в себе, и у нас такой плохой процент мужчин по отношению к женщинам – по официальной статистике последней по переписи населения, у нас  56% женщин и 44% мужчин. Поэтому женщины стараются нравиться на всякий случай. А вдруг повезет сегодня! Поэтому никто не выходит с не накрашенными глазами, без каблуков, без красивых волос, все красятся, у нас вообще нет женщины с сединой, а в Европе сплошь и рядом, потому что они не боятся быть пожилыми. А у нас великое желание быть молоденькой, сказать, что «мне только 25, когда уже 78», понимаете? Нет, нельзя подходить с мировыми стандартами к стране, где снег идет в середине апреля. Западные реалии, к которым мы все время хотим привязаться, не подходят к нашему климату.»

Осенью 2003 года Александр Васильев открыл дизайн студию «Интерьеры Александра Васильева» в Москве и представил зрителям свою уникальную коллекцию антиквариата. К его мнению прислушивались ведущие стилисты страны. Александр Васильев считает именно своим достижением то, что в России стало меньше перегидрольных блондинок, ушли из моды голые животы и усыпанные стразами джинсы.

Летом 2009 года историк моды Александр Васильев занял место телеведущего в популярном шоу Первого канала «Модный приговор». До этого «заседания» вел модельер Вячеслав Зайцев, но ему пришлось покинуть программу по состоянию здоровья.

Александр Васильев: «Многие люди пишут отзывы на сайт, иногда очень смешные, иногда очень милые. Например: «Помогите мне, купила юбку, не знаю с чем носить». Ну как, не видя женщины, не зная ее комплекции, габаритов, не взглянув на саму юбку, какая она короткая, длинная, узкая… давать совет, с чем носить. Или: «я в грусти, моя жена совсем разленилась, сделайте что-нибудь!» Простите, разленилась в чем? Плохо готовит? Не убирает? И что мы можем сделать?»

В 2009 году Александр Васильев занял пост руководителя  Московской академии моды при Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино».

Васильев является автором книг о моде, среди них серия «Carte Postale», издания «Я сегодня в моде…», «Этюды о моде и стиле», «Судьбы моды» и «Русский Голливуд». Одна из последних выставок Александра Васильева носит название «Мода 1960-х. От мини до макси».

У Александра Васильева есть несколько собственных проектов: премия «Лилии Александра Васильева» (рейтинг помещений по принципам художественного дизайна), а также «Школа Александра Васильева», которая каждый месяц выезжает на семинары на неделю то в Париж, то в Рим, то в другие европейские столицы.

В 2012 году Александр стал мастером курса на факультете «Дизайн и мода» в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино», а с 2014 года стал ведущим образовательного курса, который разработал сам, в школе Moda.Ru.

С 2012 года Александр Васильев также сотрудничает с «Радио Маяк», ведет цикл программ «Портреты великих модников».

В 2016 году снялся в фильме  «Герой» c Димой Биланом в небольшой роли.

Александр Васильев: «Одна из слушательниц моей школы моды приехала в Париж из Прибалтики. Декабрь, не жарко. Дама надела соболиную шубу в пол. На боку — золотая сумочка «Фенди». По Парижу мы путешествуем на метро: быстро, удобно, без пробок. И вот в метро к нашей сияющей даме пристроились две маленькие цыганки-оборваночки. Моя ученица начала возмущаться: «Нет, почему именно ко мне залезли? Полный вагон народу?!». Тогда я и сказал: к кому ж еще залезть? Вы на себя посмотрите: соболь, золотая сумка. Наших женщин видно за полверсты! Кстати, о мехе. Мех модно носить… вовнутрь. Как теплую подстежку. Наружу выпускают лишь меховые манжеты.»

Александр Васильев. Личная жизнь

Васильев был женат фиктивным браком, который он, будучи выпускником школы МХАТА, заключил для получения французской визы. Этот союз продержался пять лет, после чего супруги разошлись. Как иногда шутит маэстро, он женился на моде и счастлив в таком супружестве.

Что касается нынешней личной жизни маэстро, Александр Васильев предпочитает скрывать ее от посторонних глаз. Он заявляет, что у него несколько любимых женщин, так как полигамия заложена в природе мужчины. Помимо прочего, по его словам, красивая женщина сегодня – обыденность, а вот умная – редкость.

Александр Васильев. Интересные факты

Историк моды Александр Васильев в совершенстве говорит на семи языках, и трижды совершил путешествие вокруг света, так как искренне считает, что запираться в каких-то границах для человека немыслимо – слишком многое нужно успеть.

Александр Васильев: «Я считаю, что мы все в гробу отдохнем. Отдых – это не состояние правильное для человека. Мы должны работать, пока мы можем работать. Я считаю, просто аморально лежать на пляже, раскинув телеса, пить пиво и смотреть вдаль, ни о чем не думая. Я совершенно не такой человек. Даже когда отдыхаю у себя в имении, я сажаю виноград, высаживаю розы, ухаживаю за цветами. Я очень люблю работать с землей, и я совершенно не белоручка. Мне нравится работать с мебелью, нравится ее переставлять, нравится переплетать книги. Сколько людей теряют время, не делают ничего полезного и являются просто фабрикой по переработке хорошей пищи. Я считаю, что жить только ради тела, еды, загара или секса – глупо и пошло. Надо развиваться и интеллектуально что-то все время совершать.»

Александр Васильев — автор более 30 книг об истории моды.

www.vokrug.tv

Собраны перлы Александра Васильева, сказанные героиням "Модного приговора"

Ведущий "Модного приговора" Александр Васильев всегда очень четко характеризует наряды участников программы. Иногда его замечания про одежду героинь доводят до дикого хохота. Также хлестко он дает оценку внешнему виду звезд шоу-бизнеса.

"Ольга Бузова оделась в лучших традициях французских кабаре, где выступают так называемые «голяшки». Они абсолютно в таком же виде выходят на подтанцовки у главных звезд. И «набалдашник» на причинном месте, пришитый поверх колготок с блестками, у них тоже имеется", - как-то подметил Александр Васильев.

Доктора и свою коллегу Елену Малышеву он однажды переодел и та стала выглядеть экстравагантно и даже модно. Правда, ведущая программы "Здоровье" тут же вернулась к прежнему имиджу - прическе, обильно политой лаком и несуразным платьицам-колокольчикам.

Певице Анне Седоковой историк моды тоже вынес приговор: "Вряд ли уважающая себя певица, у которой есть талант, будет делать декольте такого размера, где грудь просто выпрыгивает из платья! Этот образ я бы назвал "золотая рыбка". "У вас есть три желания, сейчас все будет исполнено!"

Звезд, одевшихся на "Новую волну" он как-то связал с борделем. Наряд Ани Лорак и Насти Каменких очень смутил историка моды. В один из вечеров Ани надела красный наряд - шорты-мини. По мнению Васильева, так могут одеться лишь те, кто приехал на "Новую волну" ... искать стареющих олигархов из Израиля.

Мы собрали такого рода "перлы" от Александра Васильева. Получилась очень смешная подборка.

"Мне очень жалко вашу грудь, потому что в нее впиваются какие-то куски и она расплющена"

"Вы показали нам тут всю колбасную фабрику на талии. Это просто антисанитария"

"Это людоедка из сказки "Счастливый конец"

"Вы как бандерша при небольшом борделе в городе Барселона"

"Вы выглядите в этом непотребно и опереточно"

"Это для какой деревни вы себе наряд подбирали?"

"Выглядите как боль русского народа"

Читайте также: Собраны наряды Елены Малышевой, от которых кружится голова(ФОТО)

Ведущий "Модного приговора" Александр Васильев объяснил успех Ольги Бузовой в России

argumentiru.com

«Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день»

Историк моды Александр Васильев активно колесит по стране – читает лекции. Недавно был в Новосибирске, где с ним встретились журналисты «Комсомольской правды».

- Я не так давно выступал в Уренгое, было -35 градусов, - начал разговор маэстро. - В этот день под Якутском мне сообщили было -71, и я решил в Якутск пока не ехать.

КП:

- Скажите, чем московская мода отличается от провинциальной?

Васильев:

- Сегодня глобализация - во всех городах одеваются одинаково. То, что раньше считался стиль Перми, стиль Челябинска, больше не существует. Потому что, сегодня, даже в Москве живут сплошь провинциалы. Это разбогатевшие выскочки, провиню, которые просто окопались в Москве, но, в них нет ничего московского. Ни говора, особенного произношения, ни стиля одежды. Все одеваются одинаково.

КП:

- Как давно вы ездили в метро?

Васильев:

- Недавно в Москве спускался в метро, потому что, там про меня снимали документальный фильм. Давно не спускался, а в Париже все время езжу на метро. В принципе, в Москве, только потому, что всеобщая узнаваемость, я не спускаюсь. Хотя, по пробкам лучше ездить на метро, чем на машине. Особенно в Москве, где все стоит по полтора часа, не двигается ни туда, ни сюда. У меня были случаи, когда я опаздывал на какую-нибудь важную съемку, я спускался в метро. Но, действительно, женщины начинают отрывать пуговицы и так далее, это не кокетство, им хочется. Сейчас абсолютно у всех мобильные телефоны с фотоаппаратом, поэтому все считают нужным на мобильничек прижаться. Это затрудняет движение - нельзя отказать. Если ей откажешь, она в фейсбуке напишет: «Какой он противный, я к нему всем сердцем, а он говорит, что спешит, и у него нет три минуты на меня». Я так часто с этим сталкивался в прошлом, что теперь никогда не отказываю. Легче сфотографироваться, чем потом читать всевозможные порицания: «Вообще, он мне так особо не понравился вблизи, другое дело издали». Или наоборот: «Вблизи он мне так понравился» и так далее.

КП:

- Какие тенденции наметились сейчас в современной моде? И вообще, кто их определяет?

Васильев:

- Тренды и тенденции приходят к нам от дизайнеров моды. Каждый дизайнер, а их очень много, думает о своем. Но, каждый дизайнер наш современник, вот о чем не надо забывать. Поэтому, все, что происходит в обществе, от отречения Римского Папы и выбора другого, от войны в Сирии, до надвигающейся атомной войны в Северной и Южной Кореи, которая может начаться с минуты на минуту – мы каждый это все понимаем. От кризиса в Европе финансового, до успеха финансового по продаже нефти в России – все это отражается на моде. Потому что, модельеры все смотрят телевизор, читают интернет, они такие же люди. Но, в России неверное отношение вообще к знаменитостям. Мы ставим такую разделительную черту, думаем, что они небожители. Мы считаем, что они там, это все начинается с Правительства. Мы как-то его видим там, мы никогда его не видим вровень с собой. Они где-то там – у нас православие. У нас отношение очень православное ко всем. Там есть «Троица Святая», апостолы, а потом мы где-то такие маленькие. Так же мы относимся к моде. Считаем, что там, где-то в небесах летает Карл Лагерфельд, и, вместе с Альбером Альбазом, Жан Полем Готье – рулит современной модой. А мы должны на рынке потом что-то покупать. Они такие же люди, у них также приходит счет за газ, за свет, за телефон. Они кушают 3 раза в день, ходят в туалет – это надо всегда помнить. Моются, чистят зубы, у них рвутся носки – все тоже самое. Просто у них профессия другая, они занимаются креативной профессией. Профессия другая и мера таланта другая – нужен талант, не только профессионализм. Они рождают тенденции, которые всегда должны отражать современность, тогда она нравится публике. Это как бы подмигивание публике. «Ага, хотите про кризис?» Сейчас тенденция, например, стиль гранж, который у нас в России не примут. Это рваная одежда, то, что сейчас в моде – рваная одежда, одежда в катышках, одежда безразмерная. Ботинки с трещинами, со стертыми каблуками, рваные колготки. У нас не готовы, потому что, так ходили 70 лет. И, сейчас за свои собственные деньги – муж не поймет за «рванинку» столько отдать. А мода такая, так в 90-е годы - вернулся стиль гранж. Черное, серое, очень потертое сейчас в моде - разрушительная сила моды. Поэтому, конечно, не все готовы это воспринять.

Готье сделал последнюю коллекцию, посвященную только Индии. Я всегда говорил – Восток победит Запад. Запад исчерпал себя, потому что мы уже повторили все моды за все годы, а фольклор наш убит. Поэтому, женщины в сари, с кольцом в носу и со всеми украшениями почему-то получают все аплодисменты. Съездил он в Индию, увидел, увлекся и сказал: «Вот оно – я делаю». Он делает, а мы кушаем. Но, это не значит, что будут все так одеваться, кому-то это будет по душе. Почему так много марок? Кто-то пойдет в «Кензо», а кто-то скажет, нет, это не мое, мне в «Макс Мару», пожалуйста. Потому что, каждый пиарит и пропагандирует свою тенденцию – нужны продажи. Поэтому один говорит, все у нас должно быть классическое, другой говорит, нет – все должно быть разрушительное. Третий скажет – все должно быть фольклорное. Победит общественное мнение продаж, а это уже зависит от вас. Каждый дизайнер действует наобум, он не уверен в точности, что то, что он предлагает, будет точно по сердцу клиенту. Он надеется, потому что у него есть чутье, есть финансовые советчики. У него есть пиар компании, они изучают спросы, и они думают. И, все равно, в результате, когда вы приходите в магазин, лучше всего продаются базовые вещи: черные брюки, черные юбки, черные платья, жакеты и так далее. Притом, что специализация этого бренда совсем другая, но, все они делают базу, которая стопроцентна. Черную водолазку купят все, а ту, которая вышита перьями райской птицы – не каждый. Поэтому, база всегда продается, а все что креативно, надо еще подумать. Все зависит еще от финансов. Сейчас в Европе такой финансовый кризис – вы даже не можете себе представить. Вы живете очень оторвано от мира, и до вас эхом доходит. Во Франции несколько дней назад запретили к обращению 500 и 200 евро – как слишком большие банкноты. Это о чем говорит? Франция нам кажется богатой страной – оказалась бедная. Нельзя расплатиться в магазине – запрещено принимать 500 евро. Представляете?! А у нас только такие и есть.

Раньше в Царской России считалось, если мужчина в кафе, в шапке – он татарин, и им прощалось. А сегодня, Азия имеет такое большое влияние на эстетику, на психологию людей, и мусульманство, ислам это такая религия, которая так сильно теснит христианство, как класс. Раньше об этом не было даже речи, а сегодня она теснит. Вы видите, что случилось с Папой Римским? Кто вообще мог подумать, что можно подать в отставку. Ведь, это далеко не только по состоянию здоровья, это давление извне. Но, и как результат – это результат скандалов. Скандалов сексуальных, потому что католическая церковь, в отличии от православной не разрешает священникам вступать в брак. Но они же находят способ, они же люди. Этот способ часто бывает не тот, о чем вы подумали. Дальше, это скандал с его детством. Он был в «Гитлерюгенд», гитлеровской молодежной организации, типа нашего Комсомола. Разницы никакой. Только у нас за это не сажают, за комсомол, газета даже называется «Комсомольская правда» - это никого не пугает. А там это считается очень плохо. Но, и другие финансовые скандалы, связанные с банковской детальностью Ватикана, плюс здоровье, которое пошатнулось. Надо об этом думать, это тоже влияет на атмосферу.

КП:

- Скажите, как Вы относитесь к возникшей в последнее время моде – ходить в прозрачной одежде?

Васильев:

- Раньше никто летом в трусах по улице не ходил, еще семь лет назад. Сегодня девушки ходят по улице в трусах летом. У вас, в Новосибирске девушки тоже так ходят, и это считается прилично – идет она в белых трусах и на каблуках. Это считается – очень даже хорошо.

КП:

- На «Модном приговоре» вы очень активно и эмоционально выступаете, словно актер. Откуда это в вас?

Васильев:

- Я из семьи театральной. Моя мама была актриса, мой дядя был режиссер, мой кузен был киноактером - это очень связано. Моя бабушка была дореволюционной актрисой любительницей. Это, конечно, в крови. Мой отец был знаменитым театральным художником, поэтому я рос всегда в этой атмосфере театра. Не скрою, я даже пытался поступать на актерский. Но, моя мама меня отговорила. Она сначала хотела отдать меня маленьким мальчиком в большой балет, и ее отговорили, сказали, что у меня нет таких природных данных, чтоб стать выдающимся, хотя этого никто не знает в детстве. А стоять всю жизнь в кордебалете с фонарем сзади не так интересно. На актерском такая же история: мама сказала, что ей может быть стыдно, если я не стану выдающимся актером. Все были амбициозны в семье. Но, так как я работаю много лет на телевидении, 45 лет – это очень много. Это такая школа актерского мастерства, я же работаю и с актерами, и с певцами – они учатся от меня, я учусь от них. И, конечно, я научился владеть аудиторией. Я думаю так, как многие и не смогут актеры. Когда к вам на гастроли приезжает театр, чтоб собрать зал, даже в 450 человек, надо много актеров, плюс музыка, декорации, спецэффекты, плюс костюмы. Я в одном костюмчике без всякой декорации, правду скажу – держу зал в каждом городе с маленьким перерывом, а иногда и без. Это тоже выкладывание, но, я получаю от зала очень многое. Я вхожу в раж, получаю огромное удовольствие от реакции зала, от улыбок, от аплодисментов. От смеха даже, потому что, без этого нельзя, о чем бы вы ни рассказывали, для того чтобы людей как бы пробудить к реакции. Когда я вижу унылые лица, такие тоже бывают, я как раз прихожу на их сторону, и пытаюсь их тоже каким-то образом расшевелить.

КП:

- Чего больше в ваших выступлениях – полезных знаний или шоу?

Васильев:

- Вижу ли я себя шоуменом и просветителем? И тем и тем. Для кого-то это шоу, для кого-то просвещение. Ведь все люди приходят за разным, с разным образованием, и с самыми разными потребностями. Это немного как телевидение. Вы ждете на телевидении научный синтез, который рассказывает нам о последних физических достижениях в области астрономии – все переключают. Для этого есть закрытые научные лекции. От публичной лекции мы этого требовать не можем. Она должна носить элемент шоу и развлечения.

КП:

- Скажите, а почему мы видим на ТВ мужчин-стилистов, но не видим женщин-стилистов?

Васильев:

- Стилисты тоже женщины, никто не может понять, потому что мы их не показываем. Это всегда загадочно – стилисты. Они такие же женщины, только женщины обученные, прошедшие курсы часто со мной. Там 7 моих бывших студенток работают, прошедших со мной образование. А есть, которые не прошли. Часто женщины в такой профессии, когда им надо было выживать, и они, никогда ни о каком стиле не думали. Потом они жили в такой местности, где им никто не мог подсказать, что можно что-то исправить.

КП:

- Сколько денег дают участницам и стилистам на подбор гардероба в «модном приговоре»?

Васильев:

- Я не имею право разглашать цены. Стилистам и женщинам в свободном выборе шопинге, выдается одна и та же сумма денег. Многие, приходя в магазин, повторяют свой собственный гардероб, и первое стремление женщины – купить приблизительно тоже, в чем она ходит, но, новое. То есть, она всегда в черном, ей говорят, поменять цвет, а она сразу в черный отдел. Она привыкла к этому, она всегда в брюках – сразу за джинсами бежит. Чего ради? То есть, «привычка свыше нам дана замена счастью она» (А.С. Пушкин). Привычка – великая вещь. Это, действительно, форма счастья. Поэтому, я всем советую: кушать тоже самое по утру, ложиться спать в определенное время. Жить с одним и тем же человеком, встречаться с теми же самыми людьми, звонить тем же самым. Это очень важно. Когда у вас есть какой-то определенный ритм, какие-то особенные привычки – это полное счастье. И, совсем несчастье, когда вам надо все время менять место отдыха, когда надо менять друзей, менять место работы и т.д. Это точно путь к несчастью. Чем дольше вы задержитесь на одном месте, тем счастливее вы будите, на мой взгляд. Я считаю, что счастье в постоянстве. Поэтому, заведите себе кошку, собаку – это счастье. Потому что, надо регулярно кормить, регулярно гулять, и у вас вырабатывается такое, что ваш организм требует. В магазине тоже самое получается. Ей кажется, что она будет счастливой, если она пойдет за тем же, но ей предлагают изменить. Поэтому, многие женщины не довольны выбором стилистов: «Это совершенно не я. Я всегда в розовом, а тут, почему-то в голубом». А допустить, что у нее голубые глаза и розовое ей совершено не подойдет, а голубое ей абсолютно подходит. Большинство женщин России даже не знают, к какому цвето типу они относятся. Они даже не знают, что красное голубогазым и блондинкам вообще нельзя носить, а брюнеткам можно. Они говорят: «А я люблю». Как ей объяснить, что у нее нет вкуса? Надо сначала разобраться, что мне идет по цвету, потом составлять гардероб. И, тогда вы будите всегда элегантная и счастливая. Все будут обращать только на вашу внешность, а не на фигуру, мы же не можем жить только сексом. Если вы обращаете внимание только на фигуру, значит, вы стремитесь только к сексу. А если вы стремитесь к чувствам, надо обратить внимание на лицо, а не на попу. Понимаете разницу?!

КП:

- Как и где одеваются модные люди?

Васильев:

- Во многих городах те же магазины: «Ашан», «Зара», «Макс Мара», «Кензо», «Етро». Угги везде продаются, китайские «дутики» - везде, турецкий трикотаж – везде. Глобализация выражается в том, что ассортимент перестал быть индивидуальным. Если нет тех, кто идет из личностей, я не говорю про бомжей, они оригинально одеваются, публичных личностей, которые идут на перекор стихии и оденется так, что вы скажите: «У нас есть Марь Ивана телеведущая, она всегда в лиловой шляпе, или фиолетовой вуалетке. Мы ее всегда знаем, потому, что у нее такой зонтик и такая такса. Еще у нас есть Петр Петрович, такой оригинал – всегда в цилиндре ходит в любую погоду, и у него бобровый воротник». Рината Литвинова, Эвелина Хромченко, Надежда Бабкина – это иконы стиля. Была Гурченко, но, она умерла. Была Плисецкая, еще жива, но, уже в этом списке нет.

КП:

- Кого можно назвать стильным мужчиной среди россиян?

Васильев:

- Иван Ургант: рост, вес, костюм, бабочки, пятидневная щетина, жесты, стилизация. Галкин, очень всегда хорошо одевается. Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день. Все живут в ритме – плохонький, да свой. И, они предпочитают его холить и лелеять, но, не переодевать. Потому что, как только он переоденется, на него будут сразу брошены дурные взгляды сотен тысяч озабоченных женщин, неблагоустроенных, а таких, в основном у нас и встречаешь. Женщины просто не подают в суд на своих мужчин, а мужчины все время на своих женщин, потому что, они полигамны ищут адюльтеры, и им нужен повод для того, чтоб уйти из дому. Например: «Дело в том, что Зина моя плохо одета. Так бы никогда ей не изменял. А вот Лариса – это другое дело: мини, гипюры, люрексы».

КП:

- Что для европейцев «русский фильм»?

Васильев:

- В начале декабря прошлого года я гастролировал неделю по большим городам Германии с моно спектаклем «Секс и мода». Я был в Берлине, в Гамбурге, в Ганновере, во Франкфурте и Дюссельдорфе. Везде собирал залы от 300 до тысячи человек. Это, были, конечно, беженцы из России. Иногда немцы, иногда евреи, русские, украинцы и прибалты. Дамы приходили очень разодетые и покупали очень дорогие билеты. Это уже не первая гастроль, а третья моя гастроль, до этого я гастролировал с «Загадкой Коко Шанель». Главные 2 направления русского стиля, который на Западе очень используют: «Анна Каренина» и «Доктор Живаго», они так и называются. Это зимние стили. «Доктор Живаго» - это большие папахи, каракульча, темные вещи. Стиль немножко гражданская война – русское милитари. «Анна Каренина» - это соболь, жемчуг, бриллианты, кружево. Роскошь петербургского двора. Причем, у нас в стране оба эти тренда не эксплуатируются, потому, что мы не додумались. Мы даже не эксплуатируем Чайковского, который во всем мире просто хит каждого декабря. Мы не тем гордимся, на мой взгляд.

КП:

- Когда покупаешь одежду, на какие бренды стоит обращать внимание?

Васильев:

- Бренд вовсе не определяет качество товара. Бренд – это просто этикетка, которая просто пришита либо спереди, либо сзади. Но, не надо думать, что это всегда 100 процентная гарантия – не всегда. Есть с непререкаемый репутацией, например, «Хермес», который очень заботится о качестве, но, и цена у них, конечно, немножко запредельная.

КП:

- Почему на мировых подиумах не российские дизайнеры не выступают законодателями мод?

Васильев:

- В России очень много дизайнеров. Только на неделе российской и московской моды больше ста участников. То есть, самих дизайнеров много, и они не плохие. Но, пока у них нет никакой возможности на мировой рынок, потому что, к России негативное отношение. Чтобы полюбили моду, должны полюбить эстетику страны. А эстетика страны, это ее питание, это ее речь, это ее культура общения с людьми. Это ее архитектура, это ее интерьер, это ее дизайн. У нас даже дизайна нет в стране. Как выяснилось – дизайнеров нету. У нас есть декораторы, которые могут из других чужих предметов мебели создать интерьер. У нас в России даже нет дизайнеров мебели. Есть те, которые могут скопировать иностранную, а вот создать концепцию нет. Или, например, кто могут придумать очки дизайнерские. Такая простая вещь, у нас ведь только итальянская оправа. Мы не можем. Но, умеем купить хорошо. У нас очень хорошие продажи. Все западные бренды у нас очень хорошо продаются. Это на мой взгляд. Хотя в России, есть очень способные дизайнеры. Сегодня продажи номер один – это Кирилл Гасилин. Дизайнер, который получает самые большие обороты от массового предопарте российского, но, тоже производство в Китае, иначе бы не выжил.

КП:

- Но почему мы шьем-то в Китае?

Васильев:

- Потому что в России разучились шить. А если шьют, то, за такие деньги, что получается невыгодно, нерентабельно. У нас же сразу хотят, платите 300 тысяч, пожалуйста, и тогда нельзя продать.

КП:

- И последний вопрос - что такое стиль?

Васильев:

- Секрет стиля в эстетической концепции видения окружающего мира, возможности отсекать лишнее. И, только тот человек, который умеет не добавить, а снять, не надеть что-то лишнее, ограничить себя. Я думаю, что чувство стиля, это возможность самоограничения человека.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

www.ural.kp.ru

«Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день»

Историк моды Александр Васильев активно колесит по стране – читает лекции. Недавно был в Новосибирске, где с ним встретились журналисты «Комсомольской правды».

- Я не так давно выступал в Уренгое, было -35 градусов, - начал разговор маэстро. - В этот день под Якутском мне сообщили было -71, и я решил в Якутск пока не ехать.

КП:

- Скажите, чем московская мода отличается от провинциальной?

Васильев:

- Сегодня глобализация - во всех городах одеваются одинаково. То, что раньше считался стиль Перми, стиль Челябинска, больше не существует. Потому что, сегодня, даже в Москве живут сплошь провинциалы. Это разбогатевшие выскочки, провиню, которые просто окопались в Москве, но, в них нет ничего московского. Ни говора, особенного произношения, ни стиля одежды. Все одеваются одинаково.

КП:

- Как давно вы ездили в метро?

Васильев:

- Недавно в Москве спускался в метро, потому что, там про меня снимали документальный фильм. Давно не спускался, а в Париже все время езжу на метро. В принципе, в Москве, только потому, что всеобщая узнаваемость, я не спускаюсь. Хотя, по пробкам лучше ездить на метро, чем на машине. Особенно в Москве, где все стоит по полтора часа, не двигается ни туда, ни сюда. У меня были случаи, когда я опаздывал на какую-нибудь важную съемку, я спускался в метро. Но, действительно, женщины начинают отрывать пуговицы и так далее, это не кокетство, им хочется. Сейчас абсолютно у всех мобильные телефоны с фотоаппаратом, поэтому все считают нужным на мобильничек прижаться. Это затрудняет движение - нельзя отказать. Если ей откажешь, она в фейсбуке напишет: «Какой он противный, я к нему всем сердцем, а он говорит, что спешит, и у него нет три минуты на меня». Я так часто с этим сталкивался в прошлом, что теперь никогда не отказываю. Легче сфотографироваться, чем потом читать всевозможные порицания: «Вообще, он мне так особо не понравился вблизи, другое дело издали». Или наоборот: «Вблизи он мне так понравился» и так далее.

КП:

- Какие тенденции наметились сейчас в современной моде? И вообще, кто их определяет?

Васильев:

- Тренды и тенденции приходят к нам от дизайнеров моды. Каждый дизайнер, а их очень много, думает о своем. Но, каждый дизайнер наш современник, вот о чем не надо забывать. Поэтому, все, что происходит в обществе, от отречения Римского Папы и выбора другого, от войны в Сирии, до надвигающейся атомной войны в Северной и Южной Кореи, которая может начаться с минуты на минуту – мы каждый это все понимаем. От кризиса в Европе финансового, до успеха финансового по продаже нефти в России – все это отражается на моде. Потому что, модельеры все смотрят телевизор, читают интернет, они такие же люди. Но, в России неверное отношение вообще к знаменитостям. Мы ставим такую разделительную черту, думаем, что они небожители. Мы считаем, что они там, это все начинается с Правительства. Мы как-то его видим там, мы никогда его не видим вровень с собой. Они где-то там – у нас православие. У нас отношение очень православное ко всем. Там есть «Троица Святая», апостолы, а потом мы где-то такие маленькие. Так же мы относимся к моде. Считаем, что там, где-то в небесах летает Карл Лагерфельд, и, вместе с Альбером Альбазом, Жан Полем Готье – рулит современной модой. А мы должны на рынке потом что-то покупать. Они такие же люди, у них также приходит счет за газ, за свет, за телефон. Они кушают 3 раза в день, ходят в туалет – это надо всегда помнить. Моются, чистят зубы, у них рвутся носки – все тоже самое. Просто у них профессия другая, они занимаются креативной профессией. Профессия другая и мера таланта другая – нужен талант, не только профессионализм. Они рождают тенденции, которые всегда должны отражать современность, тогда она нравится публике. Это как бы подмигивание публике. «Ага, хотите про кризис?» Сейчас тенденция, например, стиль гранж, который у нас в России не примут. Это рваная одежда, то, что сейчас в моде – рваная одежда, одежда в катышках, одежда безразмерная. Ботинки с трещинами, со стертыми каблуками, рваные колготки. У нас не готовы, потому что, так ходили 70 лет. И, сейчас за свои собственные деньги – муж не поймет за «рванинку» столько отдать. А мода такая, так в 90-е годы - вернулся стиль гранж. Черное, серое, очень потертое сейчас в моде - разрушительная сила моды. Поэтому, конечно, не все готовы это воспринять.

Готье сделал последнюю коллекцию, посвященную только Индии. Я всегда говорил – Восток победит Запад. Запад исчерпал себя, потому что мы уже повторили все моды за все годы, а фольклор наш убит. Поэтому, женщины в сари, с кольцом в носу и со всеми украшениями почему-то получают все аплодисменты. Съездил он в Индию, увидел, увлекся и сказал: «Вот оно – я делаю». Он делает, а мы кушаем. Но, это не значит, что будут все так одеваться, кому-то это будет по душе. Почему так много марок? Кто-то пойдет в «Кензо», а кто-то скажет, нет, это не мое, мне в «Макс Мару», пожалуйста. Потому что, каждый пиарит и пропагандирует свою тенденцию – нужны продажи. Поэтому один говорит, все у нас должно быть классическое, другой говорит, нет – все должно быть разрушительное. Третий скажет – все должно быть фольклорное. Победит общественное мнение продаж, а это уже зависит от вас. Каждый дизайнер действует наобум, он не уверен в точности, что то, что он предлагает, будет точно по сердцу клиенту. Он надеется, потому что у него есть чутье, есть финансовые советчики. У него есть пиар компании, они изучают спросы, и они думают. И, все равно, в результате, когда вы приходите в магазин, лучше всего продаются базовые вещи: черные брюки, черные юбки, черные платья, жакеты и так далее. Притом, что специализация этого бренда совсем другая, но, все они делают базу, которая стопроцентна. Черную водолазку купят все, а ту, которая вышита перьями райской птицы – не каждый. Поэтому, база всегда продается, а все что креативно, надо еще подумать. Все зависит еще от финансов. Сейчас в Европе такой финансовый кризис – вы даже не можете себе представить. Вы живете очень оторвано от мира, и до вас эхом доходит. Во Франции несколько дней назад запретили к обращению 500 и 200 евро – как слишком большие банкноты. Это о чем говорит? Франция нам кажется богатой страной – оказалась бедная. Нельзя расплатиться в магазине – запрещено принимать 500 евро. Представляете?! А у нас только такие и есть.

Раньше в Царской России считалось, если мужчина в кафе, в шапке – он татарин, и им прощалось. А сегодня, Азия имеет такое большое влияние на эстетику, на психологию людей, и мусульманство, ислам это такая религия, которая так сильно теснит христианство, как класс. Раньше об этом не было даже речи, а сегодня она теснит. Вы видите, что случилось с Папой Римским? Кто вообще мог подумать, что можно подать в отставку. Ведь, это далеко не только по состоянию здоровья, это давление извне. Но, и как результат – это результат скандалов. Скандалов сексуальных, потому что католическая церковь, в отличии от православной не разрешает священникам вступать в брак. Но они же находят способ, они же люди. Этот способ часто бывает не тот, о чем вы подумали. Дальше, это скандал с его детством. Он был в «Гитлерюгенд», гитлеровской молодежной организации, типа нашего Комсомола. Разницы никакой. Только у нас за это не сажают, за комсомол, газета даже называется «Комсомольская правда» - это никого не пугает. А там это считается очень плохо. Но, и другие финансовые скандалы, связанные с банковской детальностью Ватикана, плюс здоровье, которое пошатнулось. Надо об этом думать, это тоже влияет на атмосферу.

КП:

- Скажите, как Вы относитесь к возникшей в последнее время моде – ходить в прозрачной одежде?

Васильев:

- Раньше никто летом в трусах по улице не ходил, еще семь лет назад. Сегодня девушки ходят по улице в трусах летом. У вас, в Новосибирске девушки тоже так ходят, и это считается прилично – идет она в белых трусах и на каблуках. Это считается – очень даже хорошо.

КП:

- На «Модном приговоре» вы очень активно и эмоционально выступаете, словно актер. Откуда это в вас?

Васильев:

- Я из семьи театральной. Моя мама была актриса, мой дядя был режиссер, мой кузен был киноактером - это очень связано. Моя бабушка была дореволюционной актрисой любительницей. Это, конечно, в крови. Мой отец был знаменитым театральным художником, поэтому я рос всегда в этой атмосфере театра. Не скрою, я даже пытался поступать на актерский. Но, моя мама меня отговорила. Она сначала хотела отдать меня маленьким мальчиком в большой балет, и ее отговорили, сказали, что у меня нет таких природных данных, чтоб стать выдающимся, хотя этого никто не знает в детстве. А стоять всю жизнь в кордебалете с фонарем сзади не так интересно. На актерском такая же история: мама сказала, что ей может быть стыдно, если я не стану выдающимся актером. Все были амбициозны в семье. Но, так как я работаю много лет на телевидении, 45 лет – это очень много. Это такая школа актерского мастерства, я же работаю и с актерами, и с певцами – они учатся от меня, я учусь от них. И, конечно, я научился владеть аудиторией. Я думаю так, как многие и не смогут актеры. Когда к вам на гастроли приезжает театр, чтоб собрать зал, даже в 450 человек, надо много актеров, плюс музыка, декорации, спецэффекты, плюс костюмы. Я в одном костюмчике без всякой декорации, правду скажу – держу зал в каждом городе с маленьким перерывом, а иногда и без. Это тоже выкладывание, но, я получаю от зала очень многое. Я вхожу в раж, получаю огромное удовольствие от реакции зала, от улыбок, от аплодисментов. От смеха даже, потому что, без этого нельзя, о чем бы вы ни рассказывали, для того чтобы людей как бы пробудить к реакции. Когда я вижу унылые лица, такие тоже бывают, я как раз прихожу на их сторону, и пытаюсь их тоже каким-то образом расшевелить.

КП:

- Чего больше в ваших выступлениях – полезных знаний или шоу?

Васильев:

- Вижу ли я себя шоуменом и просветителем? И тем и тем. Для кого-то это шоу, для кого-то просвещение. Ведь все люди приходят за разным, с разным образованием, и с самыми разными потребностями. Это немного как телевидение. Вы ждете на телевидении научный синтез, который рассказывает нам о последних физических достижениях в области астрономии – все переключают. Для этого есть закрытые научные лекции. От публичной лекции мы этого требовать не можем. Она должна носить элемент шоу и развлечения.

КП:

- Скажите, а почему мы видим на ТВ мужчин-стилистов, но не видим женщин-стилистов?

Васильев:

- Стилисты тоже женщины, никто не может понять, потому что мы их не показываем. Это всегда загадочно – стилисты. Они такие же женщины, только женщины обученные, прошедшие курсы часто со мной. Там 7 моих бывших студенток работают, прошедших со мной образование. А есть, которые не прошли. Часто женщины в такой профессии, когда им надо было выживать, и они, никогда ни о каком стиле не думали. Потом они жили в такой местности, где им никто не мог подсказать, что можно что-то исправить.

КП:

- Сколько денег дают участницам и стилистам на подбор гардероба в «модном приговоре»?

Васильев:

- Я не имею право разглашать цены. Стилистам и женщинам в свободном выборе шопинге, выдается одна и та же сумма денег. Многие, приходя в магазин, повторяют свой собственный гардероб, и первое стремление женщины – купить приблизительно тоже, в чем она ходит, но, новое. То есть, она всегда в черном, ей говорят, поменять цвет, а она сразу в черный отдел. Она привыкла к этому, она всегда в брюках – сразу за джинсами бежит. Чего ради? То есть, «привычка свыше нам дана замена счастью она» (А.С. Пушкин). Привычка – великая вещь. Это, действительно, форма счастья. Поэтому, я всем советую: кушать тоже самое по утру, ложиться спать в определенное время. Жить с одним и тем же человеком, встречаться с теми же самыми людьми, звонить тем же самым. Это очень важно. Когда у вас есть какой-то определенный ритм, какие-то особенные привычки – это полное счастье. И, совсем несчастье, когда вам надо все время менять место отдыха, когда надо менять друзей, менять место работы и т.д. Это точно путь к несчастью. Чем дольше вы задержитесь на одном месте, тем счастливее вы будите, на мой взгляд. Я считаю, что счастье в постоянстве. Поэтому, заведите себе кошку, собаку – это счастье. Потому что, надо регулярно кормить, регулярно гулять, и у вас вырабатывается такое, что ваш организм требует. В магазине тоже самое получается. Ей кажется, что она будет счастливой, если она пойдет за тем же, но ей предлагают изменить. Поэтому, многие женщины не довольны выбором стилистов: «Это совершенно не я. Я всегда в розовом, а тут, почему-то в голубом». А допустить, что у нее голубые глаза и розовое ей совершено не подойдет, а голубое ей абсолютно подходит. Большинство женщин России даже не знают, к какому цвето типу они относятся. Они даже не знают, что красное голубогазым и блондинкам вообще нельзя носить, а брюнеткам можно. Они говорят: «А я люблю». Как ей объяснить, что у нее нет вкуса? Надо сначала разобраться, что мне идет по цвету, потом составлять гардероб. И, тогда вы будите всегда элегантная и счастливая. Все будут обращать только на вашу внешность, а не на фигуру, мы же не можем жить только сексом. Если вы обращаете внимание только на фигуру, значит, вы стремитесь только к сексу. А если вы стремитесь к чувствам, надо обратить внимание на лицо, а не на попу. Понимаете разницу?!

КП:

- Как и где одеваются модные люди?

Васильев:

- Во многих городах те же магазины: «Ашан», «Зара», «Макс Мара», «Кензо», «Етро». Угги везде продаются, китайские «дутики» - везде, турецкий трикотаж – везде. Глобализация выражается в том, что ассортимент перестал быть индивидуальным. Если нет тех, кто идет из личностей, я не говорю про бомжей, они оригинально одеваются, публичных личностей, которые идут на перекор стихии и оденется так, что вы скажите: «У нас есть Марь Ивана телеведущая, она всегда в лиловой шляпе, или фиолетовой вуалетке. Мы ее всегда знаем, потому, что у нее такой зонтик и такая такса. Еще у нас есть Петр Петрович, такой оригинал – всегда в цилиндре ходит в любую погоду, и у него бобровый воротник». Рината Литвинова, Эвелина Хромченко, Надежда Бабкина – это иконы стиля. Была Гурченко, но, она умерла. Была Плисецкая, еще жива, но, уже в этом списке нет.

КП:

- Кого можно назвать стильным мужчиной среди россиян?

Васильев:

- Иван Ургант: рост, вес, костюм, бабочки, пятидневная щетина, жесты, стилизация. Галкин, очень всегда хорошо одевается. Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день. Все живут в ритме – плохонький, да свой. И, они предпочитают его холить и лелеять, но, не переодевать. Потому что, как только он переоденется, на него будут сразу брошены дурные взгляды сотен тысяч озабоченных женщин, неблагоустроенных, а таких, в основном у нас и встречаешь. Женщины просто не подают в суд на своих мужчин, а мужчины все время на своих женщин, потому что, они полигамны ищут адюльтеры, и им нужен повод для того, чтоб уйти из дому. Например: «Дело в том, что Зина моя плохо одета. Так бы никогда ей не изменял. А вот Лариса – это другое дело: мини, гипюры, люрексы».

КП:

- Что для европейцев «русский фильм»?

Васильев:

- В начале декабря прошлого года я гастролировал неделю по большим городам Германии с моно спектаклем «Секс и мода». Я был в Берлине, в Гамбурге, в Ганновере, во Франкфурте и Дюссельдорфе. Везде собирал залы от 300 до тысячи человек. Это, были, конечно, беженцы из России. Иногда немцы, иногда евреи, русские, украинцы и прибалты. Дамы приходили очень разодетые и покупали очень дорогие билеты. Это уже не первая гастроль, а третья моя гастроль, до этого я гастролировал с «Загадкой Коко Шанель». Главные 2 направления русского стиля, который на Западе очень используют: «Анна Каренина» и «Доктор Живаго», они так и называются. Это зимние стили. «Доктор Живаго» - это большие папахи, каракульча, темные вещи. Стиль немножко гражданская война – русское милитари. «Анна Каренина» - это соболь, жемчуг, бриллианты, кружево. Роскошь петербургского двора. Причем, у нас в стране оба эти тренда не эксплуатируются, потому, что мы не додумались. Мы даже не эксплуатируем Чайковского, который во всем мире просто хит каждого декабря. Мы не тем гордимся, на мой взгляд.

КП:

- Когда покупаешь одежду, на какие бренды стоит обращать внимание?

Васильев:

- Бренд вовсе не определяет качество товара. Бренд – это просто этикетка, которая просто пришита либо спереди, либо сзади. Но, не надо думать, что это всегда 100 процентная гарантия – не всегда. Есть с непререкаемый репутацией, например, «Хермес», который очень заботится о качестве, но, и цена у них, конечно, немножко запредельная.

КП:

- Почему на мировых подиумах не российские дизайнеры не выступают законодателями мод?

Васильев:

- В России очень много дизайнеров. Только на неделе российской и московской моды больше ста участников. То есть, самих дизайнеров много, и они не плохие. Но, пока у них нет никакой возможности на мировой рынок, потому что, к России негативное отношение. Чтобы полюбили моду, должны полюбить эстетику страны. А эстетика страны, это ее питание, это ее речь, это ее культура общения с людьми. Это ее архитектура, это ее интерьер, это ее дизайн. У нас даже дизайна нет в стране. Как выяснилось – дизайнеров нету. У нас есть декораторы, которые могут из других чужих предметов мебели создать интерьер. У нас в России даже нет дизайнеров мебели. Есть те, которые могут скопировать иностранную, а вот создать концепцию нет. Или, например, кто могут придумать очки дизайнерские. Такая простая вещь, у нас ведь только итальянская оправа. Мы не можем. Но, умеем купить хорошо. У нас очень хорошие продажи. Все западные бренды у нас очень хорошо продаются. Это на мой взгляд. Хотя в России, есть очень способные дизайнеры. Сегодня продажи номер один – это Кирилл Гасилин. Дизайнер, который получает самые большие обороты от массового предопарте российского, но, тоже производство в Китае, иначе бы не выжил.

КП:

- Но почему мы шьем-то в Китае?

Васильев:

- Потому что в России разучились шить. А если шьют, то, за такие деньги, что получается невыгодно, нерентабельно. У нас же сразу хотят, платите 300 тысяч, пожалуйста, и тогда нельзя продать.

КП:

- И последний вопрос - что такое стиль?

Васильев:

- Секрет стиля в эстетической концепции видения окружающего мира, возможности отсекать лишнее. И, только тот человек, который умеет не добавить, а снять, не надеть что-то лишнее, ограничить себя. Я думаю, что чувство стиля, это возможность самоограничения человека.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

www.kompravda.eu

«Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день»

Историк моды Александр Васильев активно колесит по стране – читает лекции. Недавно был в Новосибирске, где с ним встретились журналисты «Комсомольской правды».

- Я не так давно выступал в Уренгое, было -35 градусов, - начал разговор маэстро. - В этот день под Якутском мне сообщили было -71, и я решил в Якутск пока не ехать.

КП:

- Скажите, чем московская мода отличается от провинциальной?

Васильев:

- Сегодня глобализация - во всех городах одеваются одинаково. То, что раньше считался стиль Перми, стиль Челябинска, больше не существует. Потому что, сегодня, даже в Москве живут сплошь провинциалы. Это разбогатевшие выскочки, провиню, которые просто окопались в Москве, но, в них нет ничего московского. Ни говора, особенного произношения, ни стиля одежды. Все одеваются одинаково.

КП:

- Как давно вы ездили в метро?

Васильев:

- Недавно в Москве спускался в метро, потому что, там про меня снимали документальный фильм. Давно не спускался, а в Париже все время езжу на метро. В принципе, в Москве, только потому, что всеобщая узнаваемость, я не спускаюсь. Хотя, по пробкам лучше ездить на метро, чем на машине. Особенно в Москве, где все стоит по полтора часа, не двигается ни туда, ни сюда. У меня были случаи, когда я опаздывал на какую-нибудь важную съемку, я спускался в метро. Но, действительно, женщины начинают отрывать пуговицы и так далее, это не кокетство, им хочется. Сейчас абсолютно у всех мобильные телефоны с фотоаппаратом, поэтому все считают нужным на мобильничек прижаться. Это затрудняет движение - нельзя отказать. Если ей откажешь, она в фейсбуке напишет: «Какой он противный, я к нему всем сердцем, а он говорит, что спешит, и у него нет три минуты на меня». Я так часто с этим сталкивался в прошлом, что теперь никогда не отказываю. Легче сфотографироваться, чем потом читать всевозможные порицания: «Вообще, он мне так особо не понравился вблизи, другое дело издали». Или наоборот: «Вблизи он мне так понравился» и так далее.

КП:

- Какие тенденции наметились сейчас в современной моде? И вообще, кто их определяет?

Васильев:

- Тренды и тенденции приходят к нам от дизайнеров моды. Каждый дизайнер, а их очень много, думает о своем. Но, каждый дизайнер наш современник, вот о чем не надо забывать. Поэтому, все, что происходит в обществе, от отречения Римского Папы и выбора другого, от войны в Сирии, до надвигающейся атомной войны в Северной и Южной Кореи, которая может начаться с минуты на минуту – мы каждый это все понимаем. От кризиса в Европе финансового, до успеха финансового по продаже нефти в России – все это отражается на моде. Потому что, модельеры все смотрят телевизор, читают интернет, они такие же люди. Но, в России неверное отношение вообще к знаменитостям. Мы ставим такую разделительную черту, думаем, что они небожители. Мы считаем, что они там, это все начинается с Правительства. Мы как-то его видим там, мы никогда его не видим вровень с собой. Они где-то там – у нас православие. У нас отношение очень православное ко всем. Там есть «Троица Святая», апостолы, а потом мы где-то такие маленькие. Так же мы относимся к моде. Считаем, что там, где-то в небесах летает Карл Лагерфельд, и, вместе с Альбером Альбазом, Жан Полем Готье – рулит современной модой. А мы должны на рынке потом что-то покупать. Они такие же люди, у них также приходит счет за газ, за свет, за телефон. Они кушают 3 раза в день, ходят в туалет – это надо всегда помнить. Моются, чистят зубы, у них рвутся носки – все тоже самое. Просто у них профессия другая, они занимаются креативной профессией. Профессия другая и мера таланта другая – нужен талант, не только профессионализм. Они рождают тенденции, которые всегда должны отражать современность, тогда она нравится публике. Это как бы подмигивание публике. «Ага, хотите про кризис?» Сейчас тенденция, например, стиль гранж, который у нас в России не примут. Это рваная одежда, то, что сейчас в моде – рваная одежда, одежда в катышках, одежда безразмерная. Ботинки с трещинами, со стертыми каблуками, рваные колготки. У нас не готовы, потому что, так ходили 70 лет. И, сейчас за свои собственные деньги – муж не поймет за «рванинку» столько отдать. А мода такая, так в 90-е годы - вернулся стиль гранж. Черное, серое, очень потертое сейчас в моде - разрушительная сила моды. Поэтому, конечно, не все готовы это воспринять.

Готье сделал последнюю коллекцию, посвященную только Индии. Я всегда говорил – Восток победит Запад. Запад исчерпал себя, потому что мы уже повторили все моды за все годы, а фольклор наш убит. Поэтому, женщины в сари, с кольцом в носу и со всеми украшениями почему-то получают все аплодисменты. Съездил он в Индию, увидел, увлекся и сказал: «Вот оно – я делаю». Он делает, а мы кушаем. Но, это не значит, что будут все так одеваться, кому-то это будет по душе. Почему так много марок? Кто-то пойдет в «Кензо», а кто-то скажет, нет, это не мое, мне в «Макс Мару», пожалуйста. Потому что, каждый пиарит и пропагандирует свою тенденцию – нужны продажи. Поэтому один говорит, все у нас должно быть классическое, другой говорит, нет – все должно быть разрушительное. Третий скажет – все должно быть фольклорное. Победит общественное мнение продаж, а это уже зависит от вас. Каждый дизайнер действует наобум, он не уверен в точности, что то, что он предлагает, будет точно по сердцу клиенту. Он надеется, потому что у него есть чутье, есть финансовые советчики. У него есть пиар компании, они изучают спросы, и они думают. И, все равно, в результате, когда вы приходите в магазин, лучше всего продаются базовые вещи: черные брюки, черные юбки, черные платья, жакеты и так далее. Притом, что специализация этого бренда совсем другая, но, все они делают базу, которая стопроцентна. Черную водолазку купят все, а ту, которая вышита перьями райской птицы – не каждый. Поэтому, база всегда продается, а все что креативно, надо еще подумать. Все зависит еще от финансов. Сейчас в Европе такой финансовый кризис – вы даже не можете себе представить. Вы живете очень оторвано от мира, и до вас эхом доходит. Во Франции несколько дней назад запретили к обращению 500 и 200 евро – как слишком большие банкноты. Это о чем говорит? Франция нам кажется богатой страной – оказалась бедная. Нельзя расплатиться в магазине – запрещено принимать 500 евро. Представляете?! А у нас только такие и есть.

Раньше в Царской России считалось, если мужчина в кафе, в шапке – он татарин, и им прощалось. А сегодня, Азия имеет такое большое влияние на эстетику, на психологию людей, и мусульманство, ислам это такая религия, которая так сильно теснит христианство, как класс. Раньше об этом не было даже речи, а сегодня она теснит. Вы видите, что случилось с Папой Римским? Кто вообще мог подумать, что можно подать в отставку. Ведь, это далеко не только по состоянию здоровья, это давление извне. Но, и как результат – это результат скандалов. Скандалов сексуальных, потому что католическая церковь, в отличии от православной не разрешает священникам вступать в брак. Но они же находят способ, они же люди. Этот способ часто бывает не тот, о чем вы подумали. Дальше, это скандал с его детством. Он был в «Гитлерюгенд», гитлеровской молодежной организации, типа нашего Комсомола. Разницы никакой. Только у нас за это не сажают, за комсомол, газета даже называется «Комсомольская правда» - это никого не пугает. А там это считается очень плохо. Но, и другие финансовые скандалы, связанные с банковской детальностью Ватикана, плюс здоровье, которое пошатнулось. Надо об этом думать, это тоже влияет на атмосферу.

КП:

- Скажите, как Вы относитесь к возникшей в последнее время моде – ходить в прозрачной одежде?

Васильев:

- Раньше никто летом в трусах по улице не ходил, еще семь лет назад. Сегодня девушки ходят по улице в трусах летом. У вас, в Новосибирске девушки тоже так ходят, и это считается прилично – идет она в белых трусах и на каблуках. Это считается – очень даже хорошо.

КП:

- На «Модном приговоре» вы очень активно и эмоционально выступаете, словно актер. Откуда это в вас?

Васильев:

- Я из семьи театральной. Моя мама была актриса, мой дядя был режиссер, мой кузен был киноактером - это очень связано. Моя бабушка была дореволюционной актрисой любительницей. Это, конечно, в крови. Мой отец был знаменитым театральным художником, поэтому я рос всегда в этой атмосфере театра. Не скрою, я даже пытался поступать на актерский. Но, моя мама меня отговорила. Она сначала хотела отдать меня маленьким мальчиком в большой балет, и ее отговорили, сказали, что у меня нет таких природных данных, чтоб стать выдающимся, хотя этого никто не знает в детстве. А стоять всю жизнь в кордебалете с фонарем сзади не так интересно. На актерском такая же история: мама сказала, что ей может быть стыдно, если я не стану выдающимся актером. Все были амбициозны в семье. Но, так как я работаю много лет на телевидении, 45 лет – это очень много. Это такая школа актерского мастерства, я же работаю и с актерами, и с певцами – они учатся от меня, я учусь от них. И, конечно, я научился владеть аудиторией. Я думаю так, как многие и не смогут актеры. Когда к вам на гастроли приезжает театр, чтоб собрать зал, даже в 450 человек, надо много актеров, плюс музыка, декорации, спецэффекты, плюс костюмы. Я в одном костюмчике без всякой декорации, правду скажу – держу зал в каждом городе с маленьким перерывом, а иногда и без. Это тоже выкладывание, но, я получаю от зала очень многое. Я вхожу в раж, получаю огромное удовольствие от реакции зала, от улыбок, от аплодисментов. От смеха даже, потому что, без этого нельзя, о чем бы вы ни рассказывали, для того чтобы людей как бы пробудить к реакции. Когда я вижу унылые лица, такие тоже бывают, я как раз прихожу на их сторону, и пытаюсь их тоже каким-то образом расшевелить.

КП:

- Чего больше в ваших выступлениях – полезных знаний или шоу?

Васильев:

- Вижу ли я себя шоуменом и просветителем? И тем и тем. Для кого-то это шоу, для кого-то просвещение. Ведь все люди приходят за разным, с разным образованием, и с самыми разными потребностями. Это немного как телевидение. Вы ждете на телевидении научный синтез, который рассказывает нам о последних физических достижениях в области астрономии – все переключают. Для этого есть закрытые научные лекции. От публичной лекции мы этого требовать не можем. Она должна носить элемент шоу и развлечения.

КП:

- Скажите, а почему мы видим на ТВ мужчин-стилистов, но не видим женщин-стилистов?

Васильев:

- Стилисты тоже женщины, никто не может понять, потому что мы их не показываем. Это всегда загадочно – стилисты. Они такие же женщины, только женщины обученные, прошедшие курсы часто со мной. Там 7 моих бывших студенток работают, прошедших со мной образование. А есть, которые не прошли. Часто женщины в такой профессии, когда им надо было выживать, и они, никогда ни о каком стиле не думали. Потом они жили в такой местности, где им никто не мог подсказать, что можно что-то исправить.

КП:

- Сколько денег дают участницам и стилистам на подбор гардероба в «модном приговоре»?

Васильев:

- Я не имею право разглашать цены. Стилистам и женщинам в свободном выборе шопинге, выдается одна и та же сумма денег. Многие, приходя в магазин, повторяют свой собственный гардероб, и первое стремление женщины – купить приблизительно тоже, в чем она ходит, но, новое. То есть, она всегда в черном, ей говорят, поменять цвет, а она сразу в черный отдел. Она привыкла к этому, она всегда в брюках – сразу за джинсами бежит. Чего ради? То есть, «привычка свыше нам дана замена счастью она» (А.С. Пушкин). Привычка – великая вещь. Это, действительно, форма счастья. Поэтому, я всем советую: кушать тоже самое по утру, ложиться спать в определенное время. Жить с одним и тем же человеком, встречаться с теми же самыми людьми, звонить тем же самым. Это очень важно. Когда у вас есть какой-то определенный ритм, какие-то особенные привычки – это полное счастье. И, совсем несчастье, когда вам надо все время менять место отдыха, когда надо менять друзей, менять место работы и т.д. Это точно путь к несчастью. Чем дольше вы задержитесь на одном месте, тем счастливее вы будите, на мой взгляд. Я считаю, что счастье в постоянстве. Поэтому, заведите себе кошку, собаку – это счастье. Потому что, надо регулярно кормить, регулярно гулять, и у вас вырабатывается такое, что ваш организм требует. В магазине тоже самое получается. Ей кажется, что она будет счастливой, если она пойдет за тем же, но ей предлагают изменить. Поэтому, многие женщины не довольны выбором стилистов: «Это совершенно не я. Я всегда в розовом, а тут, почему-то в голубом». А допустить, что у нее голубые глаза и розовое ей совершено не подойдет, а голубое ей абсолютно подходит. Большинство женщин России даже не знают, к какому цвето типу они относятся. Они даже не знают, что красное голубогазым и блондинкам вообще нельзя носить, а брюнеткам можно. Они говорят: «А я люблю». Как ей объяснить, что у нее нет вкуса? Надо сначала разобраться, что мне идет по цвету, потом составлять гардероб. И, тогда вы будите всегда элегантная и счастливая. Все будут обращать только на вашу внешность, а не на фигуру, мы же не можем жить только сексом. Если вы обращаете внимание только на фигуру, значит, вы стремитесь только к сексу. А если вы стремитесь к чувствам, надо обратить внимание на лицо, а не на попу. Понимаете разницу?!

КП:

- Как и где одеваются модные люди?

Васильев:

- Во многих городах те же магазины: «Ашан», «Зара», «Макс Мара», «Кензо», «Етро». Угги везде продаются, китайские «дутики» - везде, турецкий трикотаж – везде. Глобализация выражается в том, что ассортимент перестал быть индивидуальным. Если нет тех, кто идет из личностей, я не говорю про бомжей, они оригинально одеваются, публичных личностей, которые идут на перекор стихии и оденется так, что вы скажите: «У нас есть Марь Ивана телеведущая, она всегда в лиловой шляпе, или фиолетовой вуалетке. Мы ее всегда знаем, потому, что у нее такой зонтик и такая такса. Еще у нас есть Петр Петрович, такой оригинал – всегда в цилиндре ходит в любую погоду, и у него бобровый воротник». Рината Литвинова, Эвелина Хромченко, Надежда Бабкина – это иконы стиля. Была Гурченко, но, она умерла. Была Плисецкая, еще жива, но, уже в этом списке нет.

КП:

- Кого можно назвать стильным мужчиной среди россиян?

Васильев:

- Иван Ургант: рост, вес, костюм, бабочки, пятидневная щетина, жесты, стилизация. Галкин, очень всегда хорошо одевается. Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день. Все живут в ритме – плохонький, да свой. И, они предпочитают его холить и лелеять, но, не переодевать. Потому что, как только он переоденется, на него будут сразу брошены дурные взгляды сотен тысяч озабоченных женщин, неблагоустроенных, а таких, в основном у нас и встречаешь. Женщины просто не подают в суд на своих мужчин, а мужчины все время на своих женщин, потому что, они полигамны ищут адюльтеры, и им нужен повод для того, чтоб уйти из дому. Например: «Дело в том, что Зина моя плохо одета. Так бы никогда ей не изменял. А вот Лариса – это другое дело: мини, гипюры, люрексы».

КП:

- Что для европейцев «русский фильм»?

Васильев:

- В начале декабря прошлого года я гастролировал неделю по большим городам Германии с моно спектаклем «Секс и мода». Я был в Берлине, в Гамбурге, в Ганновере, во Франкфурте и Дюссельдорфе. Везде собирал залы от 300 до тысячи человек. Это, были, конечно, беженцы из России. Иногда немцы, иногда евреи, русские, украинцы и прибалты. Дамы приходили очень разодетые и покупали очень дорогие билеты. Это уже не первая гастроль, а третья моя гастроль, до этого я гастролировал с «Загадкой Коко Шанель». Главные 2 направления русского стиля, который на Западе очень используют: «Анна Каренина» и «Доктор Живаго», они так и называются. Это зимние стили. «Доктор Живаго» - это большие папахи, каракульча, темные вещи. Стиль немножко гражданская война – русское милитари. «Анна Каренина» - это соболь, жемчуг, бриллианты, кружево. Роскошь петербургского двора. Причем, у нас в стране оба эти тренда не эксплуатируются, потому, что мы не додумались. Мы даже не эксплуатируем Чайковского, который во всем мире просто хит каждого декабря. Мы не тем гордимся, на мой взгляд.

КП:

- Когда покупаешь одежду, на какие бренды стоит обращать внимание?

Васильев:

- Бренд вовсе не определяет качество товара. Бренд – это просто этикетка, которая просто пришита либо спереди, либо сзади. Но, не надо думать, что это всегда 100 процентная гарантия – не всегда. Есть с непререкаемый репутацией, например, «Хермес», который очень заботится о качестве, но, и цена у них, конечно, немножко запредельная.

КП:

- Почему на мировых подиумах не российские дизайнеры не выступают законодателями мод?

Васильев:

- В России очень много дизайнеров. Только на неделе российской и московской моды больше ста участников. То есть, самих дизайнеров много, и они не плохие. Но, пока у них нет никакой возможности на мировой рынок, потому что, к России негативное отношение. Чтобы полюбили моду, должны полюбить эстетику страны. А эстетика страны, это ее питание, это ее речь, это ее культура общения с людьми. Это ее архитектура, это ее интерьер, это ее дизайн. У нас даже дизайна нет в стране. Как выяснилось – дизайнеров нету. У нас есть декораторы, которые могут из других чужих предметов мебели создать интерьер. У нас в России даже нет дизайнеров мебели. Есть те, которые могут скопировать иностранную, а вот создать концепцию нет. Или, например, кто могут придумать очки дизайнерские. Такая простая вещь, у нас ведь только итальянская оправа. Мы не можем. Но, умеем купить хорошо. У нас очень хорошие продажи. Все западные бренды у нас очень хорошо продаются. Это на мой взгляд. Хотя в России, есть очень способные дизайнеры. Сегодня продажи номер один – это Кирилл Гасилин. Дизайнер, который получает самые большие обороты от массового предопарте российского, но, тоже производство в Китае, иначе бы не выжил.

КП:

- Но почему мы шьем-то в Китае?

Васильев:

- Потому что в России разучились шить. А если шьют, то, за такие деньги, что получается невыгодно, нерентабельно. У нас же сразу хотят, платите 300 тысяч, пожалуйста, и тогда нельзя продать.

КП:

- И последний вопрос - что такое стиль?

Васильев:

- Секрет стиля в эстетической концепции видения окружающего мира, возможности отсекать лишнее. И, только тот человек, который умеет не добавить, а снять, не надеть что-то лишнее, ограничить себя. Я думаю, что чувство стиля, это возможность самоограничения человека.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

www.crimea.kp.ru

«Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день»

Историк моды Александр Васильев активно колесит по стране – читает лекции. Недавно был в Новосибирске, где с ним встретились журналисты «Комсомольской правды».

- Я не так давно выступал в Уренгое, было -35 градусов, - начал разговор маэстро. - В этот день под Якутском мне сообщили было -71, и я решил в Якутск пока не ехать.

КП:

- Скажите, чем московская мода отличается от провинциальной?

Васильев:

- Сегодня глобализация - во всех городах одеваются одинаково. То, что раньше считался стиль Перми, стиль Челябинска, больше не существует. Потому что, сегодня, даже в Москве живут сплошь провинциалы. Это разбогатевшие выскочки, провиню, которые просто окопались в Москве, но, в них нет ничего московского. Ни говора, особенного произношения, ни стиля одежды. Все одеваются одинаково.

КП:

- Как давно вы ездили в метро?

Васильев:

- Недавно в Москве спускался в метро, потому что, там про меня снимали документальный фильм. Давно не спускался, а в Париже все время езжу на метро. В принципе, в Москве, только потому, что всеобщая узнаваемость, я не спускаюсь. Хотя, по пробкам лучше ездить на метро, чем на машине. Особенно в Москве, где все стоит по полтора часа, не двигается ни туда, ни сюда. У меня были случаи, когда я опаздывал на какую-нибудь важную съемку, я спускался в метро. Но, действительно, женщины начинают отрывать пуговицы и так далее, это не кокетство, им хочется. Сейчас абсолютно у всех мобильные телефоны с фотоаппаратом, поэтому все считают нужным на мобильничек прижаться. Это затрудняет движение - нельзя отказать. Если ей откажешь, она в фейсбуке напишет: «Какой он противный, я к нему всем сердцем, а он говорит, что спешит, и у него нет три минуты на меня». Я так часто с этим сталкивался в прошлом, что теперь никогда не отказываю. Легче сфотографироваться, чем потом читать всевозможные порицания: «Вообще, он мне так особо не понравился вблизи, другое дело издали». Или наоборот: «Вблизи он мне так понравился» и так далее.

КП:

- Какие тенденции наметились сейчас в современной моде? И вообще, кто их определяет?

Васильев:

- Тренды и тенденции приходят к нам от дизайнеров моды. Каждый дизайнер, а их очень много, думает о своем. Но, каждый дизайнер наш современник, вот о чем не надо забывать. Поэтому, все, что происходит в обществе, от отречения Римского Папы и выбора другого, от войны в Сирии, до надвигающейся атомной войны в Северной и Южной Кореи, которая может начаться с минуты на минуту – мы каждый это все понимаем. От кризиса в Европе финансового, до успеха финансового по продаже нефти в России – все это отражается на моде. Потому что, модельеры все смотрят телевизор, читают интернет, они такие же люди. Но, в России неверное отношение вообще к знаменитостям. Мы ставим такую разделительную черту, думаем, что они небожители. Мы считаем, что они там, это все начинается с Правительства. Мы как-то его видим там, мы никогда его не видим вровень с собой. Они где-то там – у нас православие. У нас отношение очень православное ко всем. Там есть «Троица Святая», апостолы, а потом мы где-то такие маленькие. Так же мы относимся к моде. Считаем, что там, где-то в небесах летает Карл Лагерфельд, и, вместе с Альбером Альбазом, Жан Полем Готье – рулит современной модой. А мы должны на рынке потом что-то покупать. Они такие же люди, у них также приходит счет за газ, за свет, за телефон. Они кушают 3 раза в день, ходят в туалет – это надо всегда помнить. Моются, чистят зубы, у них рвутся носки – все тоже самое. Просто у них профессия другая, они занимаются креативной профессией. Профессия другая и мера таланта другая – нужен талант, не только профессионализм. Они рождают тенденции, которые всегда должны отражать современность, тогда она нравится публике. Это как бы подмигивание публике. «Ага, хотите про кризис?» Сейчас тенденция, например, стиль гранж, который у нас в России не примут. Это рваная одежда, то, что сейчас в моде – рваная одежда, одежда в катышках, одежда безразмерная. Ботинки с трещинами, со стертыми каблуками, рваные колготки. У нас не готовы, потому что, так ходили 70 лет. И, сейчас за свои собственные деньги – муж не поймет за «рванинку» столько отдать. А мода такая, так в 90-е годы - вернулся стиль гранж. Черное, серое, очень потертое сейчас в моде - разрушительная сила моды. Поэтому, конечно, не все готовы это воспринять.

Готье сделал последнюю коллекцию, посвященную только Индии. Я всегда говорил – Восток победит Запад. Запад исчерпал себя, потому что мы уже повторили все моды за все годы, а фольклор наш убит. Поэтому, женщины в сари, с кольцом в носу и со всеми украшениями почему-то получают все аплодисменты. Съездил он в Индию, увидел, увлекся и сказал: «Вот оно – я делаю». Он делает, а мы кушаем. Но, это не значит, что будут все так одеваться, кому-то это будет по душе. Почему так много марок? Кто-то пойдет в «Кензо», а кто-то скажет, нет, это не мое, мне в «Макс Мару», пожалуйста. Потому что, каждый пиарит и пропагандирует свою тенденцию – нужны продажи. Поэтому один говорит, все у нас должно быть классическое, другой говорит, нет – все должно быть разрушительное. Третий скажет – все должно быть фольклорное. Победит общественное мнение продаж, а это уже зависит от вас. Каждый дизайнер действует наобум, он не уверен в точности, что то, что он предлагает, будет точно по сердцу клиенту. Он надеется, потому что у него есть чутье, есть финансовые советчики. У него есть пиар компании, они изучают спросы, и они думают. И, все равно, в результате, когда вы приходите в магазин, лучше всего продаются базовые вещи: черные брюки, черные юбки, черные платья, жакеты и так далее. Притом, что специализация этого бренда совсем другая, но, все они делают базу, которая стопроцентна. Черную водолазку купят все, а ту, которая вышита перьями райской птицы – не каждый. Поэтому, база всегда продается, а все что креативно, надо еще подумать. Все зависит еще от финансов. Сейчас в Европе такой финансовый кризис – вы даже не можете себе представить. Вы живете очень оторвано от мира, и до вас эхом доходит. Во Франции несколько дней назад запретили к обращению 500 и 200 евро – как слишком большие банкноты. Это о чем говорит? Франция нам кажется богатой страной – оказалась бедная. Нельзя расплатиться в магазине – запрещено принимать 500 евро. Представляете?! А у нас только такие и есть.

Раньше в Царской России считалось, если мужчина в кафе, в шапке – он татарин, и им прощалось. А сегодня, Азия имеет такое большое влияние на эстетику, на психологию людей, и мусульманство, ислам это такая религия, которая так сильно теснит христианство, как класс. Раньше об этом не было даже речи, а сегодня она теснит. Вы видите, что случилось с Папой Римским? Кто вообще мог подумать, что можно подать в отставку. Ведь, это далеко не только по состоянию здоровья, это давление извне. Но, и как результат – это результат скандалов. Скандалов сексуальных, потому что католическая церковь, в отличии от православной не разрешает священникам вступать в брак. Но они же находят способ, они же люди. Этот способ часто бывает не тот, о чем вы подумали. Дальше, это скандал с его детством. Он был в «Гитлерюгенд», гитлеровской молодежной организации, типа нашего Комсомола. Разницы никакой. Только у нас за это не сажают, за комсомол, газета даже называется «Комсомольская правда» - это никого не пугает. А там это считается очень плохо. Но, и другие финансовые скандалы, связанные с банковской детальностью Ватикана, плюс здоровье, которое пошатнулось. Надо об этом думать, это тоже влияет на атмосферу.

КП:

- Скажите, как Вы относитесь к возникшей в последнее время моде – ходить в прозрачной одежде?

Васильев:

- Раньше никто летом в трусах по улице не ходил, еще семь лет назад. Сегодня девушки ходят по улице в трусах летом. У вас, в Новосибирске девушки тоже так ходят, и это считается прилично – идет она в белых трусах и на каблуках. Это считается – очень даже хорошо.

КП:

- На «Модном приговоре» вы очень активно и эмоционально выступаете, словно актер. Откуда это в вас?

Васильев:

- Я из семьи театральной. Моя мама была актриса, мой дядя был режиссер, мой кузен был киноактером - это очень связано. Моя бабушка была дореволюционной актрисой любительницей. Это, конечно, в крови. Мой отец был знаменитым театральным художником, поэтому я рос всегда в этой атмосфере театра. Не скрою, я даже пытался поступать на актерский. Но, моя мама меня отговорила. Она сначала хотела отдать меня маленьким мальчиком в большой балет, и ее отговорили, сказали, что у меня нет таких природных данных, чтоб стать выдающимся, хотя этого никто не знает в детстве. А стоять всю жизнь в кордебалете с фонарем сзади не так интересно. На актерском такая же история: мама сказала, что ей может быть стыдно, если я не стану выдающимся актером. Все были амбициозны в семье. Но, так как я работаю много лет на телевидении, 45 лет – это очень много. Это такая школа актерского мастерства, я же работаю и с актерами, и с певцами – они учатся от меня, я учусь от них. И, конечно, я научился владеть аудиторией. Я думаю так, как многие и не смогут актеры. Когда к вам на гастроли приезжает театр, чтоб собрать зал, даже в 450 человек, надо много актеров, плюс музыка, декорации, спецэффекты, плюс костюмы. Я в одном костюмчике без всякой декорации, правду скажу – держу зал в каждом городе с маленьким перерывом, а иногда и без. Это тоже выкладывание, но, я получаю от зала очень многое. Я вхожу в раж, получаю огромное удовольствие от реакции зала, от улыбок, от аплодисментов. От смеха даже, потому что, без этого нельзя, о чем бы вы ни рассказывали, для того чтобы людей как бы пробудить к реакции. Когда я вижу унылые лица, такие тоже бывают, я как раз прихожу на их сторону, и пытаюсь их тоже каким-то образом расшевелить.

КП:

- Чего больше в ваших выступлениях – полезных знаний или шоу?

Васильев:

- Вижу ли я себя шоуменом и просветителем? И тем и тем. Для кого-то это шоу, для кого-то просвещение. Ведь все люди приходят за разным, с разным образованием, и с самыми разными потребностями. Это немного как телевидение. Вы ждете на телевидении научный синтез, который рассказывает нам о последних физических достижениях в области астрономии – все переключают. Для этого есть закрытые научные лекции. От публичной лекции мы этого требовать не можем. Она должна носить элемент шоу и развлечения.

КП:

- Скажите, а почему мы видим на ТВ мужчин-стилистов, но не видим женщин-стилистов?

Васильев:

- Стилисты тоже женщины, никто не может понять, потому что мы их не показываем. Это всегда загадочно – стилисты. Они такие же женщины, только женщины обученные, прошедшие курсы часто со мной. Там 7 моих бывших студенток работают, прошедших со мной образование. А есть, которые не прошли. Часто женщины в такой профессии, когда им надо было выживать, и они, никогда ни о каком стиле не думали. Потом они жили в такой местности, где им никто не мог подсказать, что можно что-то исправить.

КП:

- Сколько денег дают участницам и стилистам на подбор гардероба в «модном приговоре»?

Васильев:

- Я не имею право разглашать цены. Стилистам и женщинам в свободном выборе шопинге, выдается одна и та же сумма денег. Многие, приходя в магазин, повторяют свой собственный гардероб, и первое стремление женщины – купить приблизительно тоже, в чем она ходит, но, новое. То есть, она всегда в черном, ей говорят, поменять цвет, а она сразу в черный отдел. Она привыкла к этому, она всегда в брюках – сразу за джинсами бежит. Чего ради? То есть, «привычка свыше нам дана замена счастью она» (А.С. Пушкин). Привычка – великая вещь. Это, действительно, форма счастья. Поэтому, я всем советую: кушать тоже самое по утру, ложиться спать в определенное время. Жить с одним и тем же человеком, встречаться с теми же самыми людьми, звонить тем же самым. Это очень важно. Когда у вас есть какой-то определенный ритм, какие-то особенные привычки – это полное счастье. И, совсем несчастье, когда вам надо все время менять место отдыха, когда надо менять друзей, менять место работы и т.д. Это точно путь к несчастью. Чем дольше вы задержитесь на одном месте, тем счастливее вы будите, на мой взгляд. Я считаю, что счастье в постоянстве. Поэтому, заведите себе кошку, собаку – это счастье. Потому что, надо регулярно кормить, регулярно гулять, и у вас вырабатывается такое, что ваш организм требует. В магазине тоже самое получается. Ей кажется, что она будет счастливой, если она пойдет за тем же, но ей предлагают изменить. Поэтому, многие женщины не довольны выбором стилистов: «Это совершенно не я. Я всегда в розовом, а тут, почему-то в голубом». А допустить, что у нее голубые глаза и розовое ей совершено не подойдет, а голубое ей абсолютно подходит. Большинство женщин России даже не знают, к какому цвето типу они относятся. Они даже не знают, что красное голубогазым и блондинкам вообще нельзя носить, а брюнеткам можно. Они говорят: «А я люблю». Как ей объяснить, что у нее нет вкуса? Надо сначала разобраться, что мне идет по цвету, потом составлять гардероб. И, тогда вы будите всегда элегантная и счастливая. Все будут обращать только на вашу внешность, а не на фигуру, мы же не можем жить только сексом. Если вы обращаете внимание только на фигуру, значит, вы стремитесь только к сексу. А если вы стремитесь к чувствам, надо обратить внимание на лицо, а не на попу. Понимаете разницу?!

КП:

- Как и где одеваются модные люди?

Васильев:

- Во многих городах те же магазины: «Ашан», «Зара», «Макс Мара», «Кензо», «Етро». Угги везде продаются, китайские «дутики» - везде, турецкий трикотаж – везде. Глобализация выражается в том, что ассортимент перестал быть индивидуальным. Если нет тех, кто идет из личностей, я не говорю про бомжей, они оригинально одеваются, публичных личностей, которые идут на перекор стихии и оденется так, что вы скажите: «У нас есть Марь Ивана телеведущая, она всегда в лиловой шляпе, или фиолетовой вуалетке. Мы ее всегда знаем, потому, что у нее такой зонтик и такая такса. Еще у нас есть Петр Петрович, такой оригинал – всегда в цилиндре ходит в любую погоду, и у него бобровый воротник». Рината Литвинова, Эвелина Хромченко, Надежда Бабкина – это иконы стиля. Была Гурченко, но, она умерла. Была Плисецкая, еще жива, но, уже в этом списке нет.

КП:

- Кого можно назвать стильным мужчиной среди россиян?

Васильев:

- Иван Ургант: рост, вес, костюм, бабочки, пятидневная щетина, жесты, стилизация. Галкин, очень всегда хорошо одевается. Женщины не хотят переодевать своих мужчин, потому что их уведут на следующий день. Все живут в ритме – плохонький, да свой. И, они предпочитают его холить и лелеять, но, не переодевать. Потому что, как только он переоденется, на него будут сразу брошены дурные взгляды сотен тысяч озабоченных женщин, неблагоустроенных, а таких, в основном у нас и встречаешь. Женщины просто не подают в суд на своих мужчин, а мужчины все время на своих женщин, потому что, они полигамны ищут адюльтеры, и им нужен повод для того, чтоб уйти из дому. Например: «Дело в том, что Зина моя плохо одета. Так бы никогда ей не изменял. А вот Лариса – это другое дело: мини, гипюры, люрексы».

КП:

- Что для европейцев «русский фильм»?

Васильев:

- В начале декабря прошлого года я гастролировал неделю по большим городам Германии с моно спектаклем «Секс и мода». Я был в Берлине, в Гамбурге, в Ганновере, во Франкфурте и Дюссельдорфе. Везде собирал залы от 300 до тысячи человек. Это, были, конечно, беженцы из России. Иногда немцы, иногда евреи, русские, украинцы и прибалты. Дамы приходили очень разодетые и покупали очень дорогие билеты. Это уже не первая гастроль, а третья моя гастроль, до этого я гастролировал с «Загадкой Коко Шанель». Главные 2 направления русского стиля, который на Западе очень используют: «Анна Каренина» и «Доктор Живаго», они так и называются. Это зимние стили. «Доктор Живаго» - это большие папахи, каракульча, темные вещи. Стиль немножко гражданская война – русское милитари. «Анна Каренина» - это соболь, жемчуг, бриллианты, кружево. Роскошь петербургского двора. Причем, у нас в стране оба эти тренда не эксплуатируются, потому, что мы не додумались. Мы даже не эксплуатируем Чайковского, который во всем мире просто хит каждого декабря. Мы не тем гордимся, на мой взгляд.

КП:

- Когда покупаешь одежду, на какие бренды стоит обращать внимание?

Васильев:

- Бренд вовсе не определяет качество товара. Бренд – это просто этикетка, которая просто пришита либо спереди, либо сзади. Но, не надо думать, что это всегда 100 процентная гарантия – не всегда. Есть с непререкаемый репутацией, например, «Хермес», который очень заботится о качестве, но, и цена у них, конечно, немножко запредельная.

КП:

- Почему на мировых подиумах не российские дизайнеры не выступают законодателями мод?

Васильев:

- В России очень много дизайнеров. Только на неделе российской и московской моды больше ста участников. То есть, самих дизайнеров много, и они не плохие. Но, пока у них нет никакой возможности на мировой рынок, потому что, к России негативное отношение. Чтобы полюбили моду, должны полюбить эстетику страны. А эстетика страны, это ее питание, это ее речь, это ее культура общения с людьми. Это ее архитектура, это ее интерьер, это ее дизайн. У нас даже дизайна нет в стране. Как выяснилось – дизайнеров нету. У нас есть декораторы, которые могут из других чужих предметов мебели создать интерьер. У нас в России даже нет дизайнеров мебели. Есть те, которые могут скопировать иностранную, а вот создать концепцию нет. Или, например, кто могут придумать очки дизайнерские. Такая простая вещь, у нас ведь только итальянская оправа. Мы не можем. Но, умеем купить хорошо. У нас очень хорошие продажи. Все западные бренды у нас очень хорошо продаются. Это на мой взгляд. Хотя в России, есть очень способные дизайнеры. Сегодня продажи номер один – это Кирилл Гасилин. Дизайнер, который получает самые большие обороты от массового предопарте российского, но, тоже производство в Китае, иначе бы не выжил.

КП:

- Но почему мы шьем-то в Китае?

Васильев:

- Потому что в России разучились шить. А если шьют, то, за такие деньги, что получается невыгодно, нерентабельно. У нас же сразу хотят, платите 300 тысяч, пожалуйста, и тогда нельзя продать.

КП:

- И последний вопрос - что такое стиль?

Васильев:

- Секрет стиля в эстетической концепции видения окружающего мира, возможности отсекать лишнее. И, только тот человек, который умеет не добавить, а снять, не надеть что-то лишнее, ограничить себя. Я думаю, что чувство стиля, это возможность самоограничения человека.

Вы можете подписаться на самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" на нашей страничке в iTunes

www.alt.kp.ru


Добавить комментарий Отменить ответ