‘Девочка-мальчик’, или девушка с мужским характеромЛюбовь и секс

И выражение лица, и манеры, как у спокойной, уверенной в себе женщины, никаких тебе закатываний глаз или сверхвыразительных жестов. И вообще никаких признаков женских ухищрений: необходимый минимум косметики, свободный свитер сложной вязки, брюки из добротной материи — все это очень гармонирует с ее спортивной фигурой и упругий походкой. Да, просто теряюсь в догадках, что могло привести ко мне такую женщину…

— …ничего!

— Как это «ничего»? (Задумавшись, я не совсем расслышала ее первую фразу.)

— Да поймите же, у меня абсолютно ничего в личной жизни!

Прошу ее начать с самого начала.

С детства Нора была неординарным ребенком. Все, за что бы она ни бралась, давалось ей легко: языки, музыка, теннис. При этом она вовсе не была примерной отличницей, тем, что сейчас называется «ботаник», отнюдь нет, она всегда отличалась живым, общительным характером, была заводилой в своем дворе. При этом играла почти исключительно с мальчиками — с девочками, с «этими плаксами», было скучно. Предпочтительно с мальчиками общалась она и в школе, очень легко находила с ними общий язык, была для них «своим парнем». Параллельно с учебой занималась спортом, к моменту окончания школы уже получила спортивные разряды по теннису и лыжам, кроме того, была капитаном сборной школы по баскетболу. Окончив десятый класс, она, несмотря на уговоры родителей и учителей, уехала из своего старинного сибирского города с давними университетскими традициями в Москву, чтобы поступить в один из самых престижных вузов страны. И поступила, и блестяще окончила, безо всякого блата попала в аспирантуру. Несмотря на то что в ее группе она была одна девушка на двенадцать мужиков, она фактически одна смогла сделать такую карьеру — в свои 32 она уже руководит небольшим сектором, и только для нее, молодого кандидата наук, академик — директор института — выпросил лимитную прописку. И живет она в своей комнате академического общежития, физик-экспериментатор, специалист по непроизносимой и недоступной моему разуму отрасли знаний, в студенческие годы — комсорг курса, сейчас — председатель совета молодых ученых, и воет в потолок, когда остается одна.

Внешне канва Нориной жизни — это описание того, как человек делает блестящую карьеру, причем не «по-советски» (что греха таить, в карьере «по-советски» всегда на первый план выходят личные связи, и мы знаем, как много аспиранток успешно… ну, скажем так, совмещают написание диссертации и личную жизнь). Нет, скорее это напоминает американский тип карьеры, типичный «self-made»… обычно вслед за этим идет слово «man» (мужчина), но в нашем случае — это «woman» (женщина). А в самом деле, ведь жизнеописание Элеоноры скорее подходит к мужчине, чем к женщине. Может быть, в этом ключ к ее проблемам?

Давайте вернемся к ее взаимоотношениям с мужчинами.

Нет никаких взаимоотношений, и никогда не было!

Нет, это, конечно, не так. У нее множество друзей-мужчин (а подруг по-прежнему нет, кроме соседки по общежитию), но все они, как и в детстве, относятся к ней, как «к своему парню». Делятся с ней своими радостями и огорчениями, спрашивают у нее совета — и по науке, и чисто по-человечески, всегда зовут в компанию, в лодочные походы, постоянно приглашают домой. И самое обидное при этом, что их жены относятся к ней хорошо и ни капельки не ревнуют! То есть тоже не принимают ее за женщину.

Раньше Нора никогда не думала, что в ней есть что-то ненормальное. Всегда считала, что, когда придет время, сможет влюбиться и выйти замуж, как и все. В школе «шашней» у нее никогда не было — какие могут быть шашни с приятелями. В старших классах с возмущением наблюдала, как ребята из ее класса занимаются «ерундой» — «крутят романы», вместо того чтобы думать о своей дальнейшей жизни и готовиться к поступлению в вузы. И, кстати, для некоторых ее одноклассников эта «любовь» окончилась печально: одна очень способная девушка, вместо того чтобы учиться в институте, поднимает больного ребенка, муж (да какой он был муж, в 17-то лет! Расписали по особому разрешению) ее давно бросил, а Несколько мальчишек загремели в армию, после этого их засосали «трудовые будни». Нет, она абсолютно не жалеет, что ей в школе было «не до того». Да и первые годы своей жизни в Москве она тоже ни о чем таком не думала: ее захватил огромный город, театры, выставки, сама веселая студенческая жизнь, комсомольская работа, да и учеба, конечно, занимала очень много времени. Ей вполне хватало общества однокашников. Это не значит, что ей никто не нравился: нравился, например, и очень, парень с параллельного потока, но она как-то не решалась к нему подойти. Но однажды на картошке во время «посиделок» они оказались рядом и потом вместе вышли подышать воздухом: он обнял ее и, целуя, пытался залезть под рубашку, но Нора инстинктивно отпустила ему увесистую оплеуху. Больше, в трезвом виде, он ни разу не подошел. Нравились многие профессора — а их институт славился своими преподавателями — за интеллект и блеск мысли, особенно куратор их группы — «пока он говорил, я чувствовала, что могу пойти за ним на край света».


  • Расписание работы:

    Понедельник - Четверг
    9.00 - 21.00

    Пятница - Суббота
    9.00 - 20.00

    Воскресенье
    По предварительной записи

  • Это интересно